РоZарий-арт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РоZарий-арт » PG-13 » Death Note: Another Note


Death Note: Another Note

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Это пока все, что я нашла на русском. На английском тем более пока не могу найти. Найду последующие главы - дополню.

Книга, написанная Исином Нисио и названная «Тетрадь смерти: Другая тетрадь» , представляет собой приквел к оригинальной манге, историю, которая разворачиваются до событий основного сюжета. В книге Мэлло рассказывает о первой встречи L c Мисорой Наоми в Лос Анджелесе при раскрытии дела «Серийного убийцы BB», о котором вскользь идёт речь во втором томе манги. Автор рассказывает и то, как работает L. Также в книге рассказывается о доме-приюте Ватари, и о том как работала вся система из гениев, таких как L, Мэлло и Ниа.

Глава 0: how to use.

Третье убийство Beyond Birthday было экспериментом. Он попытался вынуть из человека внутренние органы, не убив его, но тот все равно погиб от внутреннего кровотечения, как и ожидалось, и на этом все закончилось. Он предпринял серьезные меры, чтобы зафиксировать жертву в неподвижном положении, пользуясь как физическими средствами ограничения, так и лекарством, которое заставило их потерять сознание. Закрепив жертву, он тщательно сдирал кожу с ее левой руки. Оставив инструмент, которым он воспользовался, в ране, он затем методично бил по нему, чтобы убить жертву, но в конечном счете это привело только к обильному внутреннему кровотечению. Он был разочарован тем, что его эксперимент окончился неудачей. Даже когда рука налилась кровью так, что стала кроваво-красного цвета, жертва не умерла. У нее начались странные конвульсии, которые при других обстоятельствах он бы посчитал прекрасными, но в этом случае они застали его врасплох. Когда рука наполнилась кровью, жизнь в жертве начала угасать. Он ожидал этого, исходя из предыдущих случаев, но в этот раз, по его мнению, эксперимент прошел…как-то мягче. Разумеется, Beyond Birthday счел важность подобного убийства весьма невысокой, но сам эксперимент, независимо от его исхода, был чрезвычайно увлекателен. Затем Beyond Birthday аккуратно вынул нож из плеча жертвы и…и. И, и, и.
Такие речи прекратятся, такие истории больше не будут рассказываться, такие подробные записи не будут вестись; ни одно предложение не содержит и капли здравого смысла, вплоть до последней строчки. Я устал от этой охоты на диких гусей; лучшее, что я могу сделать, это сразу все выложить и закончить. Дикие фарсы Beyond Birthday напоминают Холдена Колфилда, и раз уж они так похожи, я не намерен рассматривать и изучать образцы его неустойчивой мысли (занимая правительственную должность, я помню, как заставлял себя думать за гранью своих способностей, чтобы следить за его иллюзиями). Я вел подробные записи о той череде серийных убийств, которые он совершил, но если зачитывать их подобным образом, это никак не придаст им ценности. Этот отчет – не роман. Мне не нравится тот факт, что он временно принял такую форму. Нет извинения тому, что дело было облечено в такие стереотипные, обыденные слова, но, возможно, привлекая к нему общественное внимание, я смогу начать заново.
Итогом столкновения между Л, великим детективом этой эпохи, и Кирой, маньяком-убийцей, за которым он охотился, является то, что простым людям приходится читать эти записи. Кира устроил метафорическую гильотину, чтобы распространить свои фантастические идеи по всему миру, но это была всего лишь идеология сумасшедшего; он назначил сам себя богом в своей маленькой игре, но на самом деле был просто глупцом, который терял время, преследуя свои собственные детские убеждения. Он управлял посредством террора, не более, – или, возможно, его стремлением было стать богом коррумпированного общества, наполненного ложными обвинениями и предательством. Вероятно, в этом заключается разница между богами смерти и самими богами, в этом отрицательном намерении, хотя лично мне бы не хотелось часто думать об этом.
Как, как Кира может быть хорошим?
Л всегда будет самым важным в моей жизни.
Л.
Л был слишком талантлив, чтобы так умереть. Его смерть была бессмысленной; но наступила слишком быстро! Он распутал более 3, 500 сложных дел, и сегодня в тюрьмах сидит в три раза больше людей, чем там было бы без него. Он был частным сыщиком, и хотя он никогда не показывал свое лицо, само его влияние было насколько огромным, что побуждало мировые организации объединяться для дела – я думаю, только тот, кто может соответствовать такой безупречной репутации, сможет унаследовать это звание. Мне также кажется, я знаю, кто это должен быть. Кое-что случилось, и я не могу ему наследовать. Вместо этого я оставлю этот полный отчет и позволю настоящему преемнику принять это звание.
Таким образом, эта история об Л является моей последней волей и завещанием. Это послание умирающего, адресованное всему миру и не принадлежащее мне. Ниа, этот надменный мальчишка, возможно, найдет эти записи раньше, чем кто-либо другой; я только надеюсь, что он не сожжет их сразу по нахождении и не уничтожит их каким-либо еще способом.
Вообще-то, уничтожить их, возможно, было бы лучшим вариантом; он не знал Л так, как его знал я, и я не хочу поколебать тот идеализированный образ Л, который он, возможно, создал. Есть обратная вероятность того, что эти записи попадут в руки этого демона Киры, но мне все равно. Это для тебя, маньяк-убийца: ты позволяешь этому отвратительному богу смерти нести себя на спине от начала до конца, и все, чем ты пользовался, чтобы убивать, это какая-то дурацкая тетрадь, чтобы твои руки оставались чистыми от крови твоих жертв. Ты недостоин целовать ноги Л, и сам ты не более чем грязь, настолько мерзкая, что он даже не стал бы пачкать татами, чтобы накрыть тебя.
Я всего лишь один из тех немногих, кто лично встречался с Л. Во время этих встреч он рассказал мне о трех своих победах, но я не намерен делиться ими с вами. Вместо этого я расскажу вам не такую важную историю, ту, что касается меня, историю Beyond Birthday. Не буду ходить вокруг да около; если я не расскажу всю историю лос-анджелесского серийного убийцы Beyond Birthday целиком, то как иначе вы сможете собрать эту информацию? Я был воспитан в приюте Вамми и оставался там до тех пор, пока мне не исполнилось 15 лет; с Л было не так. Это оказало сильное влияние на мою способность приспосабливаться к различным ситуациям. Неважно, было в этом деле 10 или больше жертв и потребовалось ли больше миллиона долларов, чтобы распутать его; Л, вместе с еще тремя или четырьмя людьми, отдал свою жизнь на восстановление справедливости, и его жертва достойна уважения. Позднее на свет вышло больше подробностей об Л – хотя, возможно, они так же касаются меня, а возможно, и Киры; несмотря на это, то, что случилось в тот переломный момент, и то, что произошло в деле лос-анджелесского серийного убийце ВВ, является очень важным.
Потому что…
Потому что это был первый раз, когда Л назвал себя Рюдзаки.
Мне неинтересны подробности того, как Beyond Birthday совершал свои преступления. Поэтому подобные отвратительные детали будут опущены. Вместо этого я немного вернусь назад и расскажу всю историю о его первом и втором убийствах, поскольку именно они ранее привлекли внимание Л и побудили его заняться делом, впоследствии ставшим самым важным делом его времени. В этой истории я просто стороннее лицо; ни надменный Ниа, ни сумасшедший Кира не смогут сказать, что именно я написал это, если только я не поставлю свою подпись рассказчика, ведущего и автора в конце этого вступления – хотя, напротив, для всех, кроме этих двоих, подобная анонимность могла бы сослужить хорошую службу. Таким образом я - тот, кто умер напрасно, лучший исполнитель этой бессмысленной смерти, Михаэль Кеель. Сейчас я называю себя Мелло, и обычно меня им и считают; но это уже старая история.
Мои воспоминания ярки, но полны ночных кошмаров.

0

2

Глава 1 “Послание”

Сейчас его именуют Делом ББ об убийствах в Лос-Анджелесе – довольно-таки запоминающееся название – но тогда, в самый его разгар, оно не называлось настолько впечатляюще. Пресса окрестила его «Убийствами Вара Нинго», «лос-анджелесскими серийными убийствами в запертой комнате» и ещё массой таких же отвратных названий. Все они несомненно служили источником сильной досады для Бейонда Берсдея – виновника этих убийств – но, откровенно говоря, я думаю, что они давали более точное определение того, что же происходило на самом деле.
Так или иначе, на следующий день после того, как Бейонд Берсдей совершил третье убийство, 14 августа 2002 года, в 8:15 утра по местному времени, агент ФБР Наоми Мисора проснулась у себя дома в собственной постели и лежала, пребывая на грани сна и яви. На ней были темные кожаные штаны и такая же куртка, но было бы ошибкой предположить, что она всегда спала в этом наряде. Накануне ночью она несколько часов гоняла на мотоцикле, тщетно пытаясь снять напряжение, а когда, наконец, вернулась домой, то сразу же упала на кровать и крепко заснула, не приняв душ и не раздевшись. Вместе с названием этого дела Мисора стала известна широкой публике как агент, раскрывший его, но правда состоит в том, что когда эти события разворачивались в реальном времени, она была временно отстранена от работы в ФБР. Официально считалось, что она просто в отпуске, но это только потому, что она была совершенно не в состоянии противиться давлению со стороны начальников и коллег. Отстранение, перерыв, летний отпуск. Не думаю, что нам нужно здесь вдаваться в подробности и объяснять причины её отстранения. Главное, что дело было в Америке, она была японкой, женщиной, прекрасно справлялась со своими обязанностями, а ФБР очень большая организация…и этих сведений вполне достаточно. Разумеется, у неё были коллеги, которые её ценили, и именно поэтому она и смогла проработать в Бюро всё это время, но месяц назад, как раз перед самым началом дела ББ Мисора совершила серьёзную ошибку – настолько серьёзную, что даже сама не могла в неё поверить, – которая и привела к её отстранению от работы. Подобную проблему не решишь, гоняя среди ночи на мотоцикле.
Мисора всерьёз думала о том, чтобы уйти из ФБР, начать новую жизнь и снова переехать в Японию. Отчасти потому, что была сыта по горло всей той гадостью, которая сопровождала её работу, но больше из-за чувства вины, которая мертвым грузом лежала на плечах. Даже если бы её никто не принуждал – что вообще вряд ли возможно – Мисора сама бы попросилась в отпуск.
Или даже в отставку.
Мисора медленно выбиралась из постели, намереваясь смыть с себя весь всю грязь и пот минувшей ночи, и тут вдруг заметила, что ноутбук у неё на столе почему-то включен. Она что-то не помнила, чтобы его включала – ведь она только что проснулась. Может быть, она сделала это вчера, когда пришла? А потом сразу уснула? Ничего такого она не помнила, но раз скринсейвер работает, другого объяснения просто нет. Можно конечно сказать, что раз у неё хватило сил включить компьютер, то должно было хватить и на то, чтобы раздеться. Мисора стянула с себя куртку и штаны и, ощущая во всем теле неожиданную легкость, подошла к столу и дотронулась до мыши. Этого было достаточно, чтобы убрать скринсейвер, но то, что Мисора увидела на экране вместо него, озадачило её ещё больше. Главная почтовая программа оказалась запущена, мигая сообщением «Новая Почта». Нет, она, конечно, могла уснуть с включенным компьютером, но вырубиться, проверяя почтовый ящик? Недоумевая, она кликнула на папку «Входящие». Там было одно сообщение, от Рэя Пенбера. Рэй был её парнем, и тоже работал в ФБР. Из всех агентов, что высоко ценили её, Рэй был, пожалуй, самым ярким примером (что не мешало ему упрашивать её перевестись в более безопасный отдел всякий раз, когда случалось что-нибудь серьёзное). Поскольку её отпуск почти закончился, это наверное что-то по работе, решила Мисора и открыла письмо…

Наоми Мисора-сама,1

Извините, что использую подобный способ для связи с вами.

Я хочу попросить у вас помощи в раскрытии одного дела. Если вы согласны помочь мне, пожалуйста, зайдите в третий блок третьего раздела на сервере Funny Dish 14 августа в 9 часов утра. Линия будет свободна ровно 5 минут (через брандмауэр, пожалуйста, пробивайтесь самостоятельно).

L

P.S. Чтобы связаться с вами, я взял на себя смелость позаимствовать адрес вашего друга. Так было проще и безопаснее всего, поэтому, пожалуйста, простите меня за это. Вне зависимости от того, согласитесь вы мне помочь или нет, я прошу вас уничтожить компьютер в течение 24 часов после прочтения этого сообщения.

Дочитав письмо, Мисора тут же перечитала его ещё раз и снова проверила имя отправителя.
L.
Пускай её временно отстранили, но она всё равно агент ФБР, и, разумеется, она узнала это имя – было бы непростительно его не узнать. На миг ей пришло в голову, что Рэй Пенбер или кто-нибудь ещё просто решил над ней подшутить, но потом ей показалось маловероятным, чтобы кто-то набрался смелости подписаться этим именем. Пусть L никогда никому не показывался, ни на публике, ни даже наедине, но, тем не менее, Мисора слышала несколько леденящих душу историй о том, что случалось с детективами, которые пытались выдать себя за L. Можно утверждать наверняка, что никто не посмеет воспользоваться его именем, даже в шутку.
Итак…
- Вот черт, - пробормотала она и отправилась, наконец, в душ смывать усталость минувшей ночи. После душа она высушила свои длинные черные волосы и выпила чашку горячего кофе.
Но она лишь притворялась, что раздумывает, как ей поступить – на самом деле выбора у неё не было. Ни одному агенту ФБР, а особенно агенту низкого ранга, никогда бы не пришло в голову отвергнуть просьбу L. Но в тот момент Мисора была не самого благосклонного мнения о великом детективе, и притворялась, что раздумывает, пусть даже только для того, чтобы почувствовать себя хоть немного лучше. Если вы учтете её обстоятельства, то причина её поведения понятна. Ведь ясно же, что её ноутбук оказался включенным потому, что его взломал L, и теперь ей было не слишком-то весело от мысли, что придется уничтожить новый компьютер, который она купила всего месяц назад.
- Я не против… Вернее, против, но…
Но выбора у неё не было.
И ровно в 8:50 Мисора уселась перед компьютером, которому теперь оставалось жить меньше двадцати трёх часов, и принялась следовать инструкциям L. Она не была специалистом по взлому сетей, но азам хакерства её научили в школе ФБР.
Как только она благополучно вошла на сервер, экран её компьютера стал белым. Сначала она встревожилась, но потом увидела большую готическую букву «L», парящую в центре экрана, и вздохнула с облегчением.
- Наоми Мисора, - послышался после короткой заминки голос из динамиков. Голос был синтезированный, он принадлежал скорее машине, чем человеку, но именно по этому голосу L узнавал любой отдел расследований по всему миру. Мисора слышала его несколько раз и раньше – но теперь он впервые обращался лично к ней. Это было странно, как услышать собственное имя по телевизору – не то чтобы у неё имелся подобный опыт, но она почему-то решила, что чувство будет именно такое.
- С вами говорит L.
- Здравствуйте, - начала было Наоми, но тут же поняла, что пытаться общаться с ним таким образом бесполезно. На её компьютере не было микрофона, и L бы её не услышал.
Вместо этого она напечатала:
«Это Наоми Мисора. Для меня большая честь говорить с вами, L.»
Если связь хорошая, он должен получить её сообщение.
- Наоми Мисора, вы знакомы с делом об убийствах, расследование которого сейчас идет в Лос-Анджелесе?
Он перешел сразу к делу, никак не ответив на её слова. Возможно, потому, что должен был закончить этот сеанс связи ровно в 9:05, но его поведение и отношение задели Мисору. Как будто это само собой разумеется, что она станет с ним сотрудничать – что конечно правда, но своим поведением он выказывает полное неуважение к её гордости. Мисора забарабанила по клавиатуре – гораздо громче, чем требовалось:
«Я не настолько вездесуща, чтобы уследить за всеми расследованиями, которые идут в Лос-Анджелесе».
- Да? А я настолько.
Её шпильку он отбил собственной бравадой.
И тут же как ни в чем не бывало продолжил:
- Я говорю о серийном убийце – вчера была найдена его третья жертва. Думаю, она не последняя. В новостях это дело называют убийствами Вара Нинго.
«Вара Нинго?»
Она не слышала о таких. В отпуске она сознательно избегала новостей подобного рода. Мисора жила в Японии до окончания школы, и сам этот термин был ей знаком, но сейчас, произнесенный по-английски, приобрел незнакомую нотку.
- Я хочу раскрыть это дело, - сказал L. – Мне нужно арестовать убийцу. Но без вашей помощи мне не обойтись, Наоми Мисора.
«Почему я?» - напечатала она в ответ. Этот вопрос можно было понять двояко: «Почему вам нужна моя помощь?» либо «Почему это я должна вам помогать?», но L, не раздумывая ни секунды, взял первый вариант. Любой адресованный ему сарказм только пропадал даром.
- Разумеется потому, что вы опытный следователь, Наоми Мисора.
«Но я в отпуске».
- Я знаю. Но ведь так еще удобнее, разве нет?
Три жертвы, сказал он.
Конечно, зависит от того, какие именно жертвы, но из того, что сказал ей L, она заключила, что это дело ещё не разрослось до таких масштабов, когда к нему подключается ФБР. Видимо поэтому он и обратился к ней, а не прямиком в Бюро. И почти не оставил ей времени на раздумья. Но все же ей хватило времени на то, чтобы спросить себя, а почему вообще L занялся делом, слишком мелким для того, чтобы на него обратило внимание ФБР. Но, разумеется, она не надеялась, что он ответит на этот вопрос сейчас, через компьютер.
Она взглянула на часы.
Оставалась ещё одна минута.
«Хорошо. Помогу чем смогу», - напечатала Наоми.
L ответил немедленно:
- Спасибо. Я знал, что вы согласитесь.
Особой благодарности в его тоне она не уловила. Но может быть причиной тому просто его «машинный» голос.
- Давайте я объясню вам, как вы сможете связаться со мной в дальнейшем. Времени мало, так что буду краток. Прежде всего…

Прежде всего, ей нужно было ознакомиться с подробностями дела о лос-анджелесских убийствах. 31 июля 2002 года в Голливуде, в спальне небольшого дома по Инсист-стрит был убит мужчина по имени Билив Брайдсмейд. Он жил один и работал независимым писателем. Он писал статьи для нескольких десятков журналов, скрываясь под множеством псевдонимов, и был довольно хорошо известен в этом бизнесе – что не значит ровным счетом ничего, но в этом деле похоже сыграло свою роль. Брайдсмейда задушили. Сначала его напоили каким-то наркотиком до бессознательного состояния, а потом задушили сзади чем-то похожим на веревку. Следов борьбы не было – всё предусмотрено, в общем, чисто сработанное преступление. Второе убийство произошло через четыре дня, 4 августа 2002 года. На этот раз в центре, в квартире на Третьей Авеню, а жертвой оказалась особа женского пола по имени Куотер Квинер. Она была забита до смерти, а череп проломлен спереди чем-то длинным и твердым. Опять же, жертву, по всей видимости, чем-то опоили, и в момент смерти она была без сознания. А что касается того, почему полиция решила, что оба убийства совершил один и тот же человек… то любой, побывавший на месте преступления, сразу же заметил нечто общее.
В обеих квартирах к стенам были прибиты соломенные куклы вуду. Эти куклы были известны как Вара Нинго.
Четыре на Инсист-стрит.
Три на Третьей Авеню.
Прибитые гвоздями к стенам.
Про Вара Нинго упоминали в новостях, так что существовала вероятность того, что кто-то другой мог скопировать почерк первого убийцы, но некоторые другие детали тоже совпадали, и полиция заключила, что имеет дело с серийным убийцей. Но если дело в этом, то оставался один очень большой вопрос – потому что Билива Брайдсмейда с Куотер Квинер ровным счетом ничего не связывало. Они не обменивались ни номерами мобильников, ни визитками. Да к тому же у Куотер Квинер ни мобильника, ни визитки вообще не оказалось – ей было всего тринадцать лет. Какое отношение она вообще могла иметь к сорокачетырехлетнему писателю-фрилансеру? Если и имела, то разве что через мать, которой на момент убийства не было в городе, но если учесть разные места проживания и жизненные обстоятельства этих двоих, то все равно было очень сложно увидеть здесь какую-либо существенную связь. Пользуясь оборотом из старинного детектива, отсутствовало связующее звено – то есть ничего общего между жертвами не нашли. Расследование сосредоточилось на этом обстоятельстве, а ещё через девять дней (к этому времени пресса уже стала называть это дело «убийствами Вара Нинго»), 13 августа 2002 года произошло третье убийство.
И две куклы Вара Нинго на стене.
С каждым убийством количество кукол уменьшалось на одну.
Третье убийство произошло в западной части Лос-Анджелеса, в коттедже возле станции метро, которую называли Стеклянной, потому что она представляла из себя застекленный павильон, а жертву звали Бэкйард Боттомслэш. Снова женщина, двадцати шести лет – на полпути между первой и второй жертвами, – банковская служащая. И снова никакой связи с Биливом Брайдсмейдом или Куотер Квинер. Даже случайно они вряд ли могли где-нибудь пересечься. Причиной смерти третьей жертвы была потеря крови – обширное кровотечение. Удушение, избиение, ножевая рана – каждый раз другой способ убийства, такое впечатление, что с каждым разом убийца пробовал что-то новое. И ни на одном из мест преступления он не оставил никаких улик. Единственное, что оставалось для расследования – связующее звено, но поскольку его не нашли, что для убийств подобного рода очень странно, то третье убийство завело полицию в совершеннейший тупик. Убийца явно был намного умнее полицейских. Я не собираюсь здесь превозносить Бейонда Берсдея, но в этом случае надо отдать ему должное.
Ах, да – кроме Вара Нинго была ещё одна общая деталь между этими убийствами – все жертвы были найдены в запертых комнатах. Прямо как в старом детективе. Полицейские не придали особого значения этой детали…но когда Наоми Мисора получила от L файл с данными по делу, это было первое, что привлекло её внимание.
Мисора начала расследование – не как агент ФБР, а как частное лицо под руководством L – на следующий день после того, как он обратился к ней с просьбой, то есть 15 августа. Официально она была не на работе, так что пистолет и значок у неё забрали, и теперь права носить оружие у неё было не больше, чем у любого рядового гражданина.
Но она особо и не возражала – она была не из тех агентов, что тычут своими полномочиями в лицо каждому встречному. Она была несколько выбита из колеи и расстроена – в общем, не самое подходящее настроение, чтобы браться за расследование, но в этом смысле её эмоциональное состояние было схоже с тем, что испытывал L. Другими словами, у неё не очень получалось работать в группе, и её способности проявлялись в полной мере, когда она ускользала из-под опеки организации и работала сама по себе – чем в свою очередь можно было объяснить то, почему сейчас она была слегка обижена на L.
Но, тем не менее, 15 августа, когда едва перевалило за полдень, Наоми Мисора уже была на Инсист-стрит, где произошло первое убийство. Оглядев дом, казавшийся чуток великоватым для одного человека, Мисора достала из сумочки мобильник и набрала номер, который дал ей L. Он сказал, что сигнал проходит через пять шифрующих устройств, так что номер совершенно безопасен. Безопасен не только для самого L, но и для находящейся не на службе Мисоры.
- L, я на месте.
- Хорошо, - сразу же отозвался синтетический голос, как будто только и ждал её звонка.
Мисоре вдруг стало интересно, где L сейчас находится и в какой обстановке ведет свои расследования, но она тут же подумала, что в любом случае это не имеет никакого значения.
- Что мне делать дальше?
- Наоми Мисора, вы в доме или на улице?
- На улице. Я направляюсь к месту убийства, но ещё не подошла к дому.- Тогда прошу вас, зайдите внутрь. Дверь должна быть открыта. Я об этом позаботился.
- Спасибо.
Хорошо подготовился.
Она стиснула зубы, сдерживаясь, чтобы не сказать что-нибудь язвительное. В обычном случае она бы сочла хорошую подготовку достойной уважения, но сейчас ей было трудно смириться с тем, что кто-то может подготовиться настолько тщательно.
Она открыла дверь и вошла в дом. Жертву убили в спальне, и Мисора ещё с улицы могла безошибочно определить, где эта спальня может находиться – опыта подобных расследований у неё хватало. В таких домах спальни обычно располагались на первом этаже; туда она и направилась. С момента убийства прошло уже две недели, но в доме определённо поддерживали чистоту. Нигде не было ни пылинки.
- Но, L…
- Что?
- По данным, которые я получила вчера… не хочу повторять очевидное, но полиция здесь уже всё осмотрела.
- Да.
- Не знаю точно, как вы это сделали, но ведь у вас уже имеется полицейский отчет.
- Да.
Очень вразумительный ответ.
- Так получается, мне нет смысла здесь находиться?
- Есть, - сказал L. – Я надеюсь, что вы сможете обнаружить что-то, чего не нашла полиция.
- Ну… это-то понятно.
Даже слишком очевидно.
Его ответ ровным счетом ничего не объяснял.
- Говорят, что место преступления нужно осмотреть сотню раз, так что ваш приход сюда едва ли бесполезен. Прошло некоторое время, и возможно кое-что всплыло на поверхность. Наоми Мисора, первое, о чем нам нужно подумать, так это о связи между жертвами. Что связывает Билива Брайдсмейда, Куотер Квинер и новую жертву, Бэкйард Боттомслэш? Или связи здесь нет, и жертвы выбраны случайно? Но даже если это так, должна быть какая-то логика, по которой убийца их выбирает? О чем я прошу вас, Наоми Мисора – так это найти то самое связующее звено.
- Ясно…
На самом деле ей ничего не было ясно, но зато она начала понимать, что, сколько бы она ни препиралась с L, он всё равно будет уходить от ответа и не скажет ей того, что ей действительно хотелось знать, и поэтому решила не задавать больше вопросов. К тому же, она как раз подошла к двери спальни. Дверь открывалась внутрь и была снабжена поворачивающимся замком.
Запертая комната.
На месте второго и третьего убийств были такие же замки… может это и есть недостающее звено? Нет, эта информация уже имелась в файле. Её полиция уже зафиксировала. L искал что-то ещё.
Спальня была не очень большая, но мебели в ней было немного, так что тесной она не казалась. Посередине стояла широкая кровать, а всю остальную мебель составляло несколько книжных полок. Полки были в основном забиты книгами на темы различных видов досуга и известными японскими комиксами, позволяя предположить, что Билив Брайдсмейд здесь только отдыхал. Он, похоже, был из тех, кто тщательно разграничивает работу и свободное время, что среди фрилансеров встретишь нечасто. Возможно, этажом выше имеется что-то вроде рабочего кабинета, подумала Мисора, мельком взглянув на потолок. Надо будет потом проверить.
- Кстати, Наоми Мисора. Какие у вас соображения по поводу виновника этих убийств? Я хотел бы услышать, что вы о нем думаете.
- Сомневаюсь, что мои соображения будут вам чем-то полезны, L…
- Все соображения полезны.
Да ну?
Мисора на минуту задумалась.
- Он ненормальный, – ответила она наконец, не стараясь особенно выбирать выражения, а просто высказывала, что было у неё на уме. Такое впечатление у неё создалось накануне, когда она ознакомилась с делом. – Не только потому, что убил троих, а…всё его поведение заставляет так думать. И он даже не пытается этого скрывать.
- Например?
- Например…отпечатки пальцев. Полиция не нашла ни одного отпечатка ни на одном из мест преступления. Они были стерты все до единого.
- Верно…но, Наоми Мисора, не оставлять отпечатков – это главное в совершении преступления.
- Но не до такой степени, - отозвалась Мисора с досадой – она знала, что L прекрасно понимает, к чему она ведет, и была совершенно уверена, но он проверяет её на прочность, неважно, что он там говорил до этого. Проверяет, может ли она представлять его интересы в этом деле. – Любой преступник в этом случае просто наденет перчатки – ну, или вытрет все поверхности, к которым прикасался. Но этот парень…он, похоже, стер все отпечатки в доме до единого. На местах всех трех убийств. Сначала я решила, что он был в доме жертвы столько раз, что просто не помнил, что трогал, а что нет, но когда прочитала, что он вывинтил все лампочки и протер каждый патрон, то это извините, уже ни в какие ворота не лезет. Такое поведение ненормально, как ещё его назовешь?
- Согласен.
Ах, теперь, значит, согласен?
- Так что, L, как я уже сказала, если он принял такие крайние меры предосторожности, то сомневаюсь, что смогу найти здесь что-то новое. Такой как этот не допустит ошибки.
Ошибки.
Как та, что она совершила в прошлом месяце.
- Обычно такое расследование начинается с поиска ошибки, которую допустил преступник, и уже исходит из неё, но в этом случае я сомневаюсь, что мы найдем что-нибудь подобное.
- Да, думаю, не найдем, - сказал L. – но что если это не ошибка?
- Не ошибка?
- Да. Что-то, что он оставил специально. И если полиция этого не разглядела…то может быть у нас есть надежда.
Специально оставлять подсказки? Да бывало ли такое вообще? Обычно нет, никогда – зачем кому-то оставлять после себя то, что может быть использовано против него? Хотя нет. Теперь, когда L упомянул об этом, известно уже два примера подобного поведения. Один из них – прибитые к стенам Вара Нинго, а другой – защелкнутые замки, создающие эффект запертой комнаты. Никакие это не ошибки – убийца специально так сделал. Особенно последнее. Именно замки больше всего заинтересовали Мисору – ведь почти в каждом подобном случае запертая комната изображалась с целью представить всё как самоубийство. Но первая жертва была задушена сзади, вторая забита до смерти орудием, которого на месте преступления не нашли, а третья заколота чем-то, чего опять же не обнаружили на месте…ничего из этого за самоубийство ну никак не примешь. А значит, попытка изобразить запертую комнату ничего преступнику не дает. Это не ошибка, это просто нелогично.
И ещё эти Вара Нинго, каждый раз одинаковые.
Она понятия не имела, что они означают.
Поскольку Вара Нинго использовались в Японии для наложения проклятий, кто-то высказал сумасбродную догадку, что убийца либо сам японец, либо имеет зуб на японцев, но так как этих кукол можно было спокойно купить в любом магазине игрушек (где-то по три доллара за штуку), эта теория поддержки не встретила.
Мисора закрыла за собой дверь, а так как замок располагался где-то на уровне её пояса, она машинально повернула его, запирая себя изнутри. После этого она осмотрела стены в тех местах, где висели куклы.
Кукол было четыре.
По одной на каждой стене. Разумеется, сейчас их не было, потому что полиция изъяла их как существенные улики. Но можно было легко определить, где они висели, потому что в стенах остались дырки. Мисора достала из сумочки шесть фотографий. На четырех из них были куклы. На пятой – жертва, Билив Брайдсмейд, лежащий навзничь на кровати. На снимке были хорошо видны следы веревки у него на шее.
Мисора взглянула на последнюю фотографию.
Она была сделана уже не на месте преступления, а во время вскрытия – крупный план голой груди жертвы. На груди Брайдсмейда было множество порезов, нанесенных, по всей видимости, ножом. Порезы были неглубокие, но шли во всех направлениях. Согласно медицинскому заключению, их нанесли уже после смерти жертвы.
- Вообще-то когда убийца так бессмысленно уродует труп, он испытывает сильную ненависть к жертве…не удивлюсь, если у писателя-фрилансера, который не гнушался никаким заработком, было немало врагов. Он вел множество колонок сплетен…
- Но, Наоми Мисора, это не объясняет, почему он так же обошелся и с остальными жертвами. Их телам он тоже нанес повреждения, которые не были непосредственно связаны с причиной смерти – вообще-то они становились серьезнее с каждым новым убийством.
- Возможно, он испытывал личную ненависть лишь к Брайдсмейду, а в остальных двух случаях проделал с жертвами то же самое, чтобы это скрыть. Или не к Брайдсмейду, а к одной из двух остальных жертв… или к двум из трех, а в последнем случае это была маскировка. Повреждения, возможно, становились все сильнее, потому что это часть маскировки, или же…
- Вы убеждены, что убийца, лишь делает вид, что убивает без разбора?
- Нет. Это лишь одна из версий, которую стоит учитывать. Эта идея объяснила бы Вара Нинго. Я хочу сказать, может быть, он нарочно оставлял их, чтобы показать, что все три убийства совершил один и тот же человек – и возможно, двери комнат он запирал с той же целью.
И в этом случае перемещение из Голливуда в центр, а потом в западную часть города можно рассматривать как попытку сбить с толку расследование. Чем большее число людей замешано в деле, тем более хаотичным станет расследование…а выбор девочки-подростка к качестве второй жертвы возможно был сделан намеренно, чтобы выдать себя за психопата.
- Притворяться ненормальным…знаете, сама идея подобного поведения уже достаточно ненормальна, - сказал L. Мисора удивилась подобному проявлению чувств. Оно её, можно сказать, даже впечатлило, и она поспешно вернула разговор в прежнее русло, чтобы скрыть свое удивление если не полностью, то частично.
- Так что, L, смешно с моей стороны пытаться выявить связь между жертвами. Думаю, полиция и так неплохо с этим справляется, и…откровенно говоря, целесообразнее проверить всех, кто знал жертв лично. Например, третья жертва, Бэкйард Боттомслэш, должно быть, была вовлечена в разного рода сделки у себя в банке.
- Но Наоми Мисора, - перебил L. – Времени на праздные размышления у нас нет. Я уверен, что в ближайшее время произойдет четвертое убийство.
- Э-э…
Нечто подобное он вчера уже говорил. Что будут ещё жертвы. Но с чего он это взял? Понятно, что раз убийца ещё на свободе, то это вполне вероятно, но точно так же вероятно, что он остановится на трех жертвах. Всё зависит от того, какие тараканы у него в голове – как следователь, она бы не рискнула утверждать, что шансы того или иного исхода выше, чем пятьдесят на пятьдесят.
- Количество Вара Нинго, - пояснил L. – Их было четыре там, где вы сейчас, три в центре и две на западе – с каждым разом на одну куклу меньше.
- Да. И что?
- Количество кукол может уменьшиться ещё на одну.
- …
Ну, конечно, ей следовало и самой догадаться. И в самом деле, не имеет особого смысла сосчитать в обратном порядке от четырех до двух, и на этом остановиться. Даже если её теория верна, и он убивает без разбору с целью скрыть свою истинную жертву, то чем больше будет жертв, тем лучше сработает его план. Конечно, каждое новое убийство это дополнительный риск, но возможно результат себя оправдает. И если честно, то невозможно сказать, считал ли он вообще убийства риском – несомненно, есть убийцы, которые считают само убийство достаточным оправданием. А притворяться ненормальным ненормально…
- Так что же, L, вы думаете, что произойдет ещё два убийства?
- Вероятность более, чем девяносто процентов, - ответил он. – Я бы сказал сто, но существует маленькая вероятность, что что-то случится с убийцей, и он не станет продолжать. Так что, наверное, девяносто два процента. Но Мисора, если что и произойдет, то не два убийства, а только одно. Вероятность пятого убийства – всего лишь тридцать процентов.
- Тридцать процентов?
Намного ниже.
- Почему? Осталось ещё две куклы… и если он использует их, чтобы обозначить своих жертв…
- Но в этом случае он не сможет оставить Вара Нинго на месте пятого убийства. Он оставит одну куклу на месте четвертого убийства. Та кукла покажет, что совершенное убийство – дело рук всё того же человека, но…
- Ох! Ну да, конечно, - сказала Мисора, поморщившись от собственной тупости. Очевидно, что, какими бы ни были его мотивы, оставлять Вара Нинго на месте преступления было частью его правил. Едва ли он убьет пятую жертву, когда количество кукол уже достигло нуля.
- Вероятность тридцать процентов, что убийца не продумает свои действия настолько тщательно, но это очень сомнительно. Раз он вывинчивал лампочки и протирал патроны…
- Значит, всего будет четыре жертвы. Следующая – последняя.
- Нет. Третья была последней, - произнес L твердо. Твердо, несмотря на синтезированный голос. – Следующей не будет. Со мной – не будет.
На это она не нашлась что ответить.
Что это – уверенность?
Или гордость, граничащая с высокомерием?
Ни на то, ни на другое Мисора уже давно не претендовала. Особенно последние несколько недель.
Что такое уверенность?
Что такое гордость?
Она уже и не знала.
- Но мне понадобится ваша помощь, Наоми Мисора. Я многого ожидаю от ваших действий.
- Правда?
- Да. Пожалуйста, работайте с холодным сердцем. По моему опыту, что в таком деле нужно больше всего – так это трезвый рассудок. Ведите себя так, будто играете в шахматы на льду.
Кажется, это называется кёрлингом?
- L, вы ведь знаете, что меня отстранили от работы?
- Да. Потому и обратился к вам за помощью. В этом деле мне нужен опытный человек, который сможет работать сам по себе.
- Я полагаю, вы знаете и то, почему меня отстранили?
- Нет, - ответил он, к её удивлению, - не знаю.
- Вы не выясняли?
- Меня это не интересует. Вы опытная, и в тот момент оказались доступны, а это все, что нужно - или есть нечто, о чем мне следует знать? В таком случае, я могу это выяснить меньше чем через минуту.
- Не надо… - поморщилась она.
Ей казалось, что весь мир знал о её промахе, но оказывается, о нем не знал даже величайший в мире детектив. И он охарактеризовал её отпуск (отстранение) как "доступность". Ей никогда раньше не приходило это в голову, но, кажется, у L есть чувство юмора.
- Ну, хорошо, L, если мы собираемся остановить четвертое убийство, пора приступать. С чего мне следует начать?
- А что вы можете сделать в первую очередь?
- Что смогу, то смогу, - сказала Мисора. - Я понимаю, что всё время только спрашиваю, но если я собираюсь снова осмотреть место преступления в надежде обнаружить что-нибудь, что убийца намеренно оставил после себя кроме Вара Нинго…то что конкретно я ищу?
- Какое-нибудь послание.
- Послание?
- Да. Этого не было в файле, который я вам дал, но за девять дней до первого убийства, 22 июля, в полицейское управление Лос-Анджелеса пришло письмо.
- Письмо?
К чему он клонит?
Полиция Лос-Анджелеса?..
- Письмо, имеющее отношение к делу?
- Ни один из детективов, занимающихся этим делом, не заметил связи. Я сам точно не знаю, есть ли она, но думаю есть.
- Каков процент вероятности?
- Восемьдесят процентов.
Моментальный ответ.
- Отправитель неизвестен - была использована система пересылки, и невозможно сказать, откуда оно было отправлено. В конверте оказался листок бумаги с кроссвордом…
- С кроссвордом? Хм…
- Не будьте так пренебрежительны. Это был очень трудный кроссворд, и никто не смог разгадать его. Конечно, можно предположить, что никто просто не отнесся к нему серьезно, но разумно предположить, что он был сложный, раз несколько полицейских сообща не сумели разгадать его.
- Ясно. И что дальше?
- В конце концов они пришли к выводу, что этот кроссворд - просто чья-то шутка, и выбросили его…но моим информаторам вчера удалось достать его копию по другим каналам.
- Вчера…
Так вот почему его не было в файле. Пока Мисора готовилась к расследованию, L взялся за дело с другого конца.
- Я разгадал его, - сказал он.
Разумеется, высказанное ранее утверждение о сложности кроссворда было ещё одной формой бахвальства. Наверняка L многие недолюбливают, подумала Мисора. Хотя конечно, не ей судить.
- Если я не ошибся, то ответ на кроссворд - место, где вы сейчас находитесь - адрес первого убийства.
- Голливуд, Инсист-стрит, дом 221? Где я сейчас нахожусь? Но это значит… тогда…
- Именно. Он сказал полиции, что собирается совершить убийство. Но поскольку кроссворд оказался таким сложным, что никто не смог его разгадать, то не было надежды, что письмо выполнит свою задачу.
- А полицейское управление Лос-Анджелеса не получало других подобных писем? С указанием адреса второго или третьего убийства?
- Нет. Я проверил весь штат Калифорния, просто чтобы в этом убедиться. Других подобных писем, бумажных или электронных, я не обнаружил. Я думаю продолжить поиски, но…
- Тогда может это просто совпадение? Нет, невозможно. Если там был указан именно этот адрес, то должно быть…а почему за девять дней?
- Промежуток между вторым и третьим убийствами также девять дней. С 4 по 13 августа. Возможно, убийца любит цифру 9.
- Но между первым и вторым убийствами прошло всего четыре дня…случайность?
- Разумное предположение. Но стоит помнить об этих чередующихся промежутках. Девять дней, четыре дня, девять дней. В любом случае, убийца из тех, кто афиширует свои действия перед полицией. Даже если он лишь притворяется, что афиширует, все равно остается довольно большая вероятность, что в комнате имеется некое послание, что-то ещё, кроме Вара Нинго.
- Хмм. Так…
Нечто намеренное.
Послание, которое гораздо сложнее понять, чем Вара Нинго…что-то вроде очень трудного кроссворда. Мисора, кажется, начала понимать, почему L нуждался в её помощи. Кабинетному детективу ни за что не найти что-то подобное самому. Для этого нужно видеть место собственными глазами, иметь возможность протянуть руку и прикоснуться к предметам…а для этого качество должно преобладать над количеством. Кто-то, кто может взглянуть на место действия со своей собственной точки зрения, своего образа мыслей…
А ещё она подумала, что он слишком много на неё взваливает. Если ей придется быть ещё и глазами L…для рядового агента ФБР это уже слишком.
- Что-то не так, Наоми Мисора?

- Нет…ничего.

- Хорошо. Давайте-ка пока прервемся на этом. У меня сейчас очень много работы.
- Разумеется.
Ведь это L, так что он сейчас наверняка распутывает несколько дел одновременно. По всему земному шару. Для него это дело - всего лишь одно из многих параллельных расследований. Как бы ещё мог он поддерживать свою репутацию величайшего в мире детектива?
Величайший детектив столетия, L.
Детектив без клиентов.
- Буду ждать от вас хороших новостей. В следующий раз, когда будете мне звонить, пожалуйста, воспользуйтесь линией номер пять, Наоми Мисора, - сказал L и дал отбой.
Мисора захлопнула телефон и убрала его в сумочку. После этого она направилась к книжным стеллажам, намереваясь начать осмотр оттуда. Кроме кровати и стеллажей в спальне ничего не было, так что больше искать было особо негде.
- Хоть до своего убийцы ему и далеко, но все же кажется Билив Брайдсмейд и сам был довольно-таки одержимым…
Книги стояли тесно-тесно, так что свободного места на полках вообще не было. Мисора быстро подсчитала, сколько их всего - пятьдесят семь. Она попробовала выдернуть одну наугад, но это оказалось не так-то просто. Одного пальца оказалось явно недостаточно, так что пришлось вытаскивать книгу двумя. Она быстро пролистала страницы, прекрасно понимая, что это бесполезно. Просто ей надо было чем-то занять руки, пока она пыталась придумать, что делать дальше. Конечно, было бы просто и хорошо, если бы послание оказалось спрятано между страниц, но на это надеяться не приходилось. В полицейском отчете говорилось, что заодно с патронами от лампочек, каждая страница каждой книги была вытерта, и там не осталось никаких отпечатков - из чего следует не только то, что убийца был предельно осмотрителен, но и то, что полиция уже просмотрела все книги. А значит, никаких посланий там нет.
Или же послание составлено так, что полиция его не заметила…что-нибудь вроде обычной закладки, на которой спрятан некий шифр… Но, пролистав ещё несколько книг, она отмела и эту теорию. В этих книгах не было закладок. Билив Брайдсмейд был, похоже, не из тех, кто ими пользовался. Многие привередливые читатели не выносят едва заметных изгибов на страницах, которые может оставить закладка.
…А это значит, что даже самый разборчивый убийца никогда бы не подумал засунуть что-то в книгу.
И Мисора оставила полки в покое. Она взглянула на кровать, но тут искать и вовсе было нечего. Можно разве что сдернуть простыни и заглянуть под матрац. Но ей не надо было даже заглядывать в отчет, она и так знала, что полиция это уже сделала. Просто невозможно спрятать что-то на кровати так, чтобы полиция ничего не заметила.
"Под ковром…за обоями…нет-нет, зачем бы он стал прятать послание? Он ведь хочет, чтобы его нашли. Какое же это послание, если его не найдут? Он отправил кроссворд в полицию…очень самоуверенный поступок. Он хочет, чтобы загадки были трудными…чтобы доказать нам, что мы тупые".
Он не пытался перехитрить полицию.
Он её просто дразнил.
"Вы хуже меня", "Вам никогда меня не превзойти" - вот о чем говорят его послания. Что значит…он не пытается просто всё сделать правильно и избежать поимки, он добивается чего-то большего…или посмеяться над нами - и есть то, к чему он стремится прежде всего? И над кем это "над нами"? Над полицией вообще? Над управлением Лос-Анджелеса? Над обществом? Над Америкой? Над миром? Нет… масштаб для этого слишком маленький… Здесь что-то более личное. Так что это послание…или что-то вроде него… Оно должно быть где-то тут, в комнате, или нет, стоп…
"Должно быть" - это неверно.
Возможно, его нет.
"Что-то, что должно здесь быть, но чего нет…что-то, что было тут раньше… Вара Нинго? Нет, это был почерк убийцы, а не послание…спальня…да, точно! Тот, кто здесь спал! Его здесь нет".
Нечто отсутствующее, чего здесь больше нет.
Как, например, владельца этой комнаты, Билива Брайдсмейда.
Мисора снова достала фотографии и внимательно рассмотрела два снимка трупа Брайдсмейда - один с места убийства, другой со вскрытия. Если убийца оставил послание на трупе, то очевидно, что им были не следы веревки, а ножевые раны на груди. Как Мисора уже сказала L, обычно подобные раны наносятся жертве из личной мести, но тут явно что-то не то. На снимке с места преступления труп лежал на спине, а на нем была футболка, вся в пятнах от крови…но при этом сама футболка не была изрезана. Что означает, что, убив жертву, преступник снял с неё футболку, изрезал грудь жертвы ножом, а потом надел футболку обратно. Если бы он просто вымещал свою злобу, то резал бы прямо по ткани. Почему он не захотел портить футболку? Хотя в то же время ничего не имел против того, что на ней останутся пятна крови…а футболка определенно принадлежала убитому. В ней он обычно спал…
"Если посмотреть на эти порезы под правильным углом, то они определенно напоминают буквы…"
Хотя для того, чтобы что-то разглядеть, нужно долго вертеть фотографию в руках.
"V…C…I? Нет, M…ещё одна V…X? D…а вот сразу три "I" в ряд… L? Похоже на L…хмм…кажется, я уже начинаю притягивать за уши…"
Тут что ожидаешь увидеть, то и увидишь. Царапины определенно не были похожи на японские или корейские иероглифы - буквы состояли из простых линий и изгибов, но ведь любые линии, будь они нанесены карандашом или ножом, будут всегда напоминать что-то.
"Хотела бы я узнать, что думают по этому поводу детективы, которые возглавляют расследование, те, кто официально занимается этим делом…но поскольку сейчас у меня нет значка, об этом и речи быть не может. Хотя L наверняка выяснит это для меня".
Мисора явственно ощутила, насколько тяжелее работать в одиночку, без поддержки организации. В Бюро она постоянно чувствовала себя не на своем месте, но лишь сейчас осознала, как часто прибегала к помощи ресурсов, которыми оно располагало.
- Думаю, следует проверить и остальные комнаты…хотя это, наверное, бесполезно. Если он стер все отпечатки пальцев в доме… - пробормотала она и повернулась к двери.
Но тут ей пришло в голову, что в спальне осталось ещё место, куда она не заглядывала. Под кровать. Легко упустить это место из виду, а что до послания, то искать его нужно скорее уж там, чем под ковром или за обоями - и хотя маловероятно, что полиция пропустила такое очевидное, пусть и укромное, место - но всё же стоит залезть туда и посмотреть, просто чтобы убедиться наверняка. Возможно, она и найдет там что-нибудь новенькое. С этой мыслью Мисора нагнулась…
- …?!
И тут из-под кровати высунулась чья-то рука.
Мисора моментально отскочила, пытаясь совладать со взрывом эмоций, который вызвал у неё этот внезапный поворот событий, и выставила вперед сжатые кулаки. Пистолета у нее не было - не потому, что её отстранили, а просто потому, что она так и не привыкла носить его с собой. А без пистолета на курок не нажмешь.
- Что…кто вы такой?! - заорала она, стараясь, чтобы голос звучал угрожающе. Но за рукой как ни в чем не бывало последовала вторая, как будто её вопль был всего лишь дуновением легкого ветерка, а потом и всё остальное, и из-под кровати вылез человек.
Сколько…он там пробыл?..
Он что, всё это время там сидел?
И слышал ли он её разговор с L?
Эти и ещё множество вопросов вихрем пронеслись у неё в голове.
- Отвечайте! Вы кто?!
Она сунула руку за пазуху, делая вид, что достает пистолет. Человек поднял голову.
И медленно встал.
Черные волосы.
Простая футболка, выцветшие джинсы.
Молодой, с темными кругами под большими, широко распахнутыми глазами.
Худой, и кажется, довольно длинный, но при этом согнулся так, что его взгляд приходился где-то на две головы ниже глаз Мисоры, так что получалось, что он смотрит на неё снизу вверх.
- Приятно познакомиться, - сказал он, ничуть не смутившись. И склонился ещё ниже. - Пожалуйста, зовите меня Рюдзаки.

0

3

Глава 2 “Рюзаки”

L снискал изрядную долю враждебности со стороны других детективов, а завистники называли его отшельником и комнатным сыщиком, но ни одно из этих определений не соответствует истине. Наоми Мисора тоже склонна была думать о нем как о кабинетном детективе, но на самом деле L был прямой противоположностью этому – очень активной, напористой личностью. Хотя общественная жизнь его совершенно не интересовала, он, конечно же, был не из тех, кто запирается в полутемной комнате с опущенными шторами и не кажет оттуда носа. Теперь уже всем известно, что три великих детектива «послевоенной» поры – L, Эральдо Койл и Данув на самом деле были одним и тем же человеком. Конечно же, любой, кто читает эти записки почти наверняка знает… хотя возможно не знает, что L ввязался в войну с настоящим Эральдо Койлом и настоящим Данувом и вышел победителем, присвоив себе их имена. Подробности этой войны между детективами я приберегу для следующего раза, а скажу лишь, что вдобавок к этим трем именам у L было множество других псевдонимов. Я понятия не имею, сколько именно, но количество их достигало по крайней мере трехзначной цифры. И немалым количеством из них он пользовался на публике – например, как любому читателю этих заметок должно быть известно, – когда он предстал перед Кирой, называя себя Рюдзаки или Рюуга Хидеки. Разумеется, Наоми Мисора этого знать не могла, но, по моему мнению, имя «L» было для него лишь одним из многих. Он никогда напрямую не связывал себя с этим именем, никогда не думал о себе как об «L» – это был лишь самый известный и самый действенный из множества псевдонимов, которыми он пользовался на протяжении своей жизни. Это имя служило своим целям, но ему недоставало неопределенности. Настоящее имя L никто не знал, и никто уже никогда не узнает, но имя, которое знал лишь он один, никогда с ним не отождествлялось. Иногда я спрашиваю себя, а знал ли он сам наверняка, какое имя было вписано в Тетрадь Смерти, какое имя убило его.
Да, я задаюсь таким вопросом.
Но вернемся к делу ББ об убийствах в Лос-Анджелесе.
- Рюдзаки… - повторила Наоми Мисора, рассматривая черную визитную карточку, которую он протянул ей, и даже не пытаясь скрыть своих подозрений. – Рю Рюдзаки, правильно?
- Да. Рю Рюдзаки, - подтвердил человек тем же безмятежным тоном. Он уставился на неё своими большими глазами с темными кругами под ними и прикусил ноготь большого пальца.
Они перешли из спальни в гостиную и сейчас сидели друг напротив друга на дорогих диванах. Рюдзаки сидел с ногами, обхватив руками колени. Мисора подумала, что эта поза какая-то уж очень детская, но поскольку Рюдзаки ребенком явно не был, то выглядел при этом немного жутковато. Но она ничего не сказала – была слишком взрослой для этого. Чтобы избежать неловкого молчания, она снова взглянула на визитку – там значилось: «Рю Рюдзаки: Детектив».
- Значит, вы детектив?
- Да.
- Вы хотите сказать…частный детектив?
- Нет, так будет не совсем точно. Я считаю, что слово «частный» несет в себе чересчур много невротического эгоизма…можно сказать, что я не-частный детектив – детектив без эго.
- Понятно…
Другими словами, лицензии у него нет.
Будь у неё ручка, она бы приписала на карточке «идиот», но, к сожалению, никаких письменных принадлежностей в пределах досягаемости не было, так что она ограничилась тем, что положила карточку на стол подальше от себя, как будто та была грязная.
- Так вот, Рюдзаки…позвольте мне спросить ещё раз – что вы делали под кроватью?
- То же, что и вы. Расследовал, - ответил Рюдзаки с тем же выражением на лице.
Его глаза, будто обведенные черным контуром, даже не мигали. Довольно неуютное впечатление.
- Меня наняли родители хозяина этого дома – мистера Брайдсмейда, и сейчас я расследую его убийство. Я так понял, что вы здесь по той же самой причине, Мисора.
Она промолчала.
К этому моменту ей было уже глубоко плевать, кем был этот Рюдзаки – частным детективом или не-частным, она не желала иметь с ним никаких дел. Единственное, что её беспокоило – какую часть её разговора с L он слышал из-под кровати…ведь при наихудшем раскладе это могло повлиять на всю её дальнейшую карьеру. Если любая информация о таинственном L станет достоянием общественности, последствия для неё не ограничатся одной лишь отставкой. Когда она как бы невзначай затронула эту тему, Рюдзаки заверил её, что кровать приглушала звук её голоса, и он не разобрал ни слова из её разговора, но в это она не могла позволить себе поверить.
- Да, я тоже детектив, - сказала она наконец, поняв, что другого выбора у неё нет. Если бы её не отстранили, она бы сказала, что она из ФБР, но в её случае она не хотела рисковать, потому что он мог попросить её показать удостоверение. Проще было соврать – в конце концов, наверняка он тоже врет. Так что совсем не нужно терзаться из-за этого угрызениями совести.
- Я не могу сказать вам, на кого я работаю, мне было поручено держать расследование в тайне. Моя цель – найти того, кто убил Билива Брайдсмейда, Куотер Квинер и Бэкйард Боттомслэш…
- В самом деле? Тогда мы можем работать вместе! – тут же ответил он.
Эта наглая фраза прозвучала с каким-то странным воодушевлением.
- Ну так что, Рюдзаки, вы нашли там под кроватью что-нибудь, что помогло бы раскрыть это дело? Я так полагаю, вы искали что-то, что возможно оставил убийца, но…
- Нет, ничего подобного. Просто я услышал, как кто-то вошел в дом, так что решил спрятаться и действовать по обстоятельствам. Через некоторое время я понял, что вы неопасный субъект, и вылез.
- Опасный субъект?
- Да. Например, убийца собственной персоной, вернулся, чтобы забрать то, что он забыл на месте преступления. Будь это он, тогда какая удача! Но мои надежды не оправдались.
Врун.
Мисора буквально чуяла исходящую от него ложь.
Теперь она почти полностью уверилась в том, что этот тип прятался под кроватью для того, чтобы подслушать её разговор с L. В любых других обстоятельствах подобную игру в прятки иначе как паранойей не назовешь, но этот Рюдзаки явно не так прост.
В нем всё вызывало подозрение.
- Однако вместо этого мне посчастливилось встретить вас, так что моя уловка была не совсем напрасной. Мы ведь с вами не в романе и не в комиксах, так что нам, двум детективам, нет причин презирать друг друга. Что скажете, Мисора? Согласны на обмен информацией?
- Нет… Спасибо за предложение, но я вынуждена отказаться. Я должна сохранять свою информацию в тайне, - ответила Мисора. L снабдил её всеми необходимыми данными по делу – вряд ли она сможет получить какие-то ценные сведения от неопытного частного детектива. И к тому же, она, разумеется, не собиралась делиться никакой информацией с ним. – Я уверена, что и у вас есть свои секреты.
- У меня нет.
- Конечно, есть. Вы же детектив.
- Да? Ну, тогда есть.
Гибко, ничего не скажешь.
Его, кажется, по-любому всё устраивает.
- Всё же, по-моему, главная задача – раскрыть дело… Хорошо, Мисора. А как насчет такого предложения: я поделюсь с вами всей информацией, какой располагаю, и не стану ничего требовать взамен.
- Что...? Э-э, я, наверное, не…
- Прошу вас. В конечном итоге неважно, я раскрою это дело или вы. Мои клиенты хотят, чтобы оно было раскрыто, и только. Если вы окажетесь сообразительнее меня, то будет даже лучше, если я вам всё расскажу.
Звучит, конечно, очень мило, но не может же он в самом деле так думать. Её подозрения от подобных заявлений только усилились. Чего он добивается? Несколько минут назад он заливал ей, что принял её за убийцу, который вернулся на место преступления; человека, прятавшегося под кроватью эта теория может и устраивала, но её – нет.
- Вы можете поделиться со мной своей информацией позже, если захотите. А для начала, у меня есть вот что, - сказал Рюдзаки и достал из кармана джинсов сложенный листок бумаги. Он протянул его ей, не почесавшись даже развернуть. Мисора взяла листок, с сомнением развернула…это был кроссворд. Вверху клеточки, а внизу очень мелким шрифтом вопросы. Мисору пронзила догадка.
- Это же…
- А, так вы знали о нем?
- А…нет…не совсем… - она запнулась, не зная, что и думать. Совершенно очевидно, что это тот же самый кроссворд, который прислали в полицейское управление Лос-Анджелеса 22 июля, но L сказал, что оригинал выбросили, так это, выходит, копия? Как этому человеку…как вообще получилось, что Рюдзаки расхаживает с этим кроссвордом в кармане? Пока эти мысли проносились у неё в голове, Рюдзаки смотрел на неё изучающе. Как будто оценивал её способности, основываясь на её реакции…
- Позвольте мне объяснить. В прошлом месяце, 22 июля, этот кроссворд был неизвестно кем прислан в полицейское управление Лос-Анджелеса. По всей видимости, никто не смог его разгадать, но если вы все-таки его решите, он даст вам адрес этого дома. Предположительно, таким образом убийца предупреждал о своих намерениях полицию и общественность в целом. Объявление войны, можно сказать.
- Понятно. Но всё же…
Несмотря на слова L, она до сих пор не воспринимала этот кроссворд всерьёз, но теперь, когда сама прочитала вопросы, они и правда показались ей невероятно трудными. Они выглядели такими безнадежно сложными, что большинство людей махнуло бы на них рукой прежде, чем попытаться ответить хотя бы на один из них. А человек, сидящий напротив неё, получается, разгадал весь кроссворд совершенно самостоятельно?
- А вы уверены, что ответом является адрес этого дома?
- Да. Пожалуйста, можете оставить кроссворд у себя и разгадать как-нибудь на досуге, если вы сомневаетесь в моих словах. В любом случае, убийцы, которые рассылают подобные предупреждения обычно хотят привлечь к себе внимание, если не преследуют какую-нибудь цель поважнее. Вара Нинго и запертые комнаты тоже укладываются в эту схему. Так что, похоже, есть большая вероятность найти на месте преступления ещё какое-нибудь послание…или нечто похожее на послание. Согласны со мной, Мисора?
Она молчала.
Те же догадки, что и у L.
Да кто этот человек?
Если бы он просто высказал ей те же умозаключения, что и L, она бы сочла, что он вывел их из разговора, который подслушал, прячась под кроватью, но ведь у него копия кроссворда – кроссворда, который только кто-нибудь вроде L был способен достать… Вопрос, кто же такой этот Рюдзаки, снова выплыл на первый план.
- Извините, я сейчас, - сказал между тем Рюдзаки, спустил ноги с дивана и направился, всё так же сутулясь, в сторону кухни – как будто для того, чтобы дать Мисоре время собраться с мыслями. В кухне он открыл холодильник привычным движением, как будто был у себя дома, запустил руку внутрь и достал какую-то баночку – а после этого прошаркал обратно к дивану, оставив дверцу холодильника открытой. В баночке оказался клубничный джем.
- Вы зачем джем взяли?
- А, это мой. Я принес его с собой и поставил в холодильник. Пора перекусить.
- Перекусить?
Понятно, что в холодильнике у человека, который умер две недели назад, нет никакой еды, но перекусить? Мисора и сама любила джем, но что-то не заметила тут никакого хлеба – и только она успела об этом подумать, как Рюдзаки, открыл баночку, запустил туда руку, зачерпнул немного джема и начал облизывать его с пальцев.
Мисора уставилась на него, раскрыв рот.
Она просто потеряла дар речи.
- М-м? Что такое, Мисора?
- С-странная у вас манера есть.
- Да? А я так не думаю.
Рюдзаки отправил в рот ещё одну пригоршню джема.
- Когда начинаю думать, ужасно хочется сладкого. Если хочу работать эффективно, без джема просто не обойтись. Сахар полезен для мозга.
Мисора только хмыкнула.
Она была убеждена, что его мозг нуждается в специальном медицинском обследовании гораздо больше, чем в сахаре, но не решилась сказать это вслух. Его манеры напомнили ей Винни-Пуха, хоть Рюдзаки не был ни коричневым, ни милым, и вообще этот довольно высокий человек с сутулой спиной менее всего походил на медвежонка-бездельника. Проглотив четыре пригоршни джема, он поднес баночку к губам, как будто это была чашка с чаем, и стал с шумом хлебать содержимое. За какие-то мгновения он прикончил всю баночку.
- Извините за задержку.
- О…ничего.
- Если хотите, у меня в холодильнике есть ещё джем.
- Н-нет, спасибо…
Для неё это стало настоящей пыткой. Она бы отказалась, даже если бы умирала с голоду. Каждая клеточка её тела отвергала Рюдзаки. Целиком и полностью. Мисора всегда сомневалась в своей способности выдавливать фальшивую улыбку, но та, которой она сейчас улыбалась ему, выглядела предельно убедительно.
Люди могут улыбаться даже тогда, когда они в ужасе.
- Ну ладно, - сказал Рюдзаки, облизывая джем с пальцев и ничем не показывая того, как он воспринял её реакцию. – Тогда, Мисора, пошли.
- Пошли? Куда пошли? – спросила она, отчаянно пытаясь придумать, как ей отказаться в случае, если он вздумает пожать ей руку.
- Ну как куда, - ответил Рюдзаки. – Пошли дальше осматривать место преступления, Мисора.

В тот момент у Мисоры ещё была возможность (по своему усмотрению) выбрать, как поступить. Она могла просто взять и вышвырнуть Рюдзаки из дома Билива Брайдсмейда, и мы даже можем сказать, что это было бы самой разумной реакцией на его появление, но, несмотря на заманчивость разумного подхода, Мисора решила позволить ему остаться. Более, чем что-либо ещё, вероятность, что он слышал её разговор с L, делала его опасным, но даже и без этого он был подозрительным, зловещим, да ещё и с копией кроссворда, что и решило дело. Нужно не спускать с него глаз, пока она не выяснит, кто это вообще такой, решила она. Конечно, любой, кому было известно чуть больше, любой человек вроде меня может сразу сказать, что именно на такое решение Рюдзаки и надеялся, как раз к этому он и стремился, но было бы слишком ожидать от Наоми Мисоры, что она догадается об этом так быстро. Ведь даже через несколько лет после лос-анджелесского дела, до самой своей смерти от рук Киры Мисора была убеждена, что никогда не встречалась с L, а только выполняла его устные команды, отданные через экран компьютера. В зависимости от того, как на это посмотреть, возможно, так было лучше для всех – даже убийца Кира, знай он только, как тесно Мисора была связана с L, никогда бы не покончил с ней так быстро. L получил отсрочку от смерти, пусть и всего на несколько лет, но может быть только благодаря Мисоре…а, ладно, нет смысла раздумывать об этом.
Вернемся к рассказу.
Любой, кто читал про Шерлока Холмса, помнит яркие описания того, как великий детектив носился по комнатам, разглядывая всё через увеличительное стекло. Традиционный образ, который так прочно ассоциируется со старыми детективными романами и который теперь уж больше не встретишь. Если уж на то пошло, то и термин «детективный роман» уже почти не используется – их называют триллерами. Никому не нужен сыщик, который действительно выводит истину из логических умозаключений – гораздо интереснее, когда он сразу выпаливает нам разгадку. Процесс дедукции требует такой большой работы – а ни одному настоящему гению не нужно столько работать. То же самое касается и японских комиксов для мальчишек, которые известны во всем мире. В самых популярных из них все персонажи наделены сверхъестественными способностями.
Так что когда они вернулись в спальню, и Рюдзаки тут же опустился на четвереньки, приняв ту же позу, в какой вылез из-под кровати, и начал ползать так по всей комнате (хоть и без увеличительного стекла), Мисора была искренне удивлена. По всей видимости, сидение под кроватью было не единственной причиной для подобной манеры передвигаться. Похоже, он так привык проводить время на карачках, что, кажется, готов был бегать так по стенам и потолку.
- Вы чего ждете, Мисора? Присоединяйтесь!
- !!
Она замотала головой так отчаянно, что у неё помутилось в глазах.
Это было ниже её женского достоинства. Нет, человеческого достоинства – присоединиться к нему значило бы потерять для себя нечто крайне важное.
- О? Какая жалость, - сказал Рюдзаки, для которого, по-видимому, это решающее «нечто» никогда не стояло на первом месте. Печально покачав головой, он продолжал обследовать комнату.
- Н-но, Рюдзаки… Я не думаю, что здесь ещё можно что-то найти. Я хочу сказать, что ведь полиция уже тут тщательно всё обыскала…
- Но полиция проглядела кроссворд. Меня совсем не удивит, если они проглядели что-нибудь ещё.
- Пусть даже так…но здесь просто не с чем работать. Хотелось бы мне иметь представление о том, что вообще искать – комната слишком пуста, чтобы тыкаться здесь во всё без разбору. А весь дом слишком большой.
- Представление..? – спросил Рюдзаки, замирая на месте. Потом он медленно прикусил ноготь большого пальца – осторожно и, казалось, задумчиво, но в то же время настолько по-детски, что это выглядело в той же мере и глупо. Мисора так и не смогла решить, чего же в этом жесте было больше. – А вы что думаете, Мисора? Когда вы пришли сюда, были у вас какие-нибудь идеи? Что-то, что помогло бы нам сузить наши поиски?
- Ну…да, но…
Была одна зацепка – порезы на груди жертвы. Она совсем не была уверена, стоит ли рассказывать о них Рюдзаки. Но ведь правда в том, что в противном случае она ни к чему не придет…как в отношении дела, так и в отношении Рюдзаки. Возможно, ей стоит проверить его, точно так же, как он наблюдал за её реакцией, когда отдал ей кроссворд. Если она правильно сыграет свою партию, то сможет выяснить, слышал ли он из-под кровати то, что она говорила по телефону.
- Ладно, Рюдзаки… Скорее в благодарность за вашу услугу, чем в качестве равноценного обмена информацией…взгляните-ка на эту фотографию.
- Фотографию? – переспросил Рюдзаки с таким преувеличенным оживлением, что можно было подумать, он впервые слышал это слово. Он двинулся к ней…всё так же, на четвереньках, и даже не поворачиваясь. Он попросту пополз к ней задом – зрелище, от которого маленький ребенок наверняка бы заплакал.
- Фотографию жертвы… - сказала Мисора, протягивая ему снимок, сделанный во время вскрытия.
Рюдзаки принял его с серьёзным кивком – или изобразив серьёзный кивок. Вот тебе и проверка – по его поведению она не смогла понять ровным счетом ничего.
- Отлично, Мисора!
- То есть?
- В новостях не упоминалось, что на теле были подобные порезы, что означает, что эта фотография взята из полицейского отчета. Я удивлен, что вы смогли её заполучить. Вы определенно не рядовой детектив.
- А как вам удалось заполучить кроссворд, Рюдзаки?
- Долгом моим будет секреты хранить.
Её вторая попытка была отбита с такой же легкостью. Она запоздало пожалела о том, что не позволила ему отрицать, что у него есть свои секреты, и о том, что с самого начала подбросила ему эту идею.
А ещё она была убеждена, что его последняя фраза с точки зрения грамматики какая-то странная.
- Я тоже не буду спрашивать вас, как вы достали эту фотографию, Мисора. Но какое отношение она имеет к вашей идее?
- Ну…я подумала, что убийца мог оставить послание на чем-то, чего больше нет в комнате, но что было там на момент преступления. Отсюда напрашивается ответ: тот, кто здесь должен быть, но его нет…
- …владелец этой комнаты, Билив Брайдсмейд. Разумно.
- А если взглянуть на снимок под определенным углом…не кажется ли вам, что порезы напоминают буквы? Я подумала – а вдруг это и есть что-то вроде послания?.
- А! – произнес Рюдзаки и вместо того, чтобы повертеть фотографию под разными углами, задергал во все стороны головой. Можно подумать, что шея у него была без костей. Он двигался как человек-змея. Мисора боролась с желанием отвернуться. – Нет, это не буквы…
- Нет? Я так и думала, что увидела тут то, чего на самом деле нет…
- Нет-нет, Мисора, я не отвергаю вашу идею совсем, а лишь частично. Это не буквы, это римские цифры.
- …
Точно.
Это и в самом деле римские цифры, те, что каждый день видишь на часах и ещё много где – конечно же, V и I, а также C, M, D, X и L…ей следовало догадаться, когда она увидела три «I» в ряд – это вовсе не три «I», а цифра III. Но сразу после них шла «L», которая навела её на мысль о детективе и сбила с толку.
- I – это один, II – два, III – три, IV – четыре, V – пять, VI – шесть, VII – семь, VIII – восемь, IX – девять, X – десять, L – пятьдесят, C – сто, D – пятьсот, а M – тысяча. Так что эти порезы следует читать как 16, 59, 1423, 13, 7, 582, 724, 1001, 159, 40, 51 и 31, - сказал Рюдзаки, прочитывая сложные числа сходу, не запнувшись ни на секунду. Он так хорошо знает римские цифры, или его мозг действительно работает настолько быстро? – Это всего лишь фотография, так что, возможно, я прочитал их не так, но вероятность восемьдесят процентов, что я прав.
- Процентов?
- Хотя боюсь, это ничего не меняет. Пока мы не узнали, что эти числа значат, было бы опасно предполагать, что это послание убийцы. Возможно, это лишь попытка ввести в заблуждение.
- Извините меня, Рюдзаки, - сказала Мисора, отступив на шаг назад.
- За что?
- Мне нужно поправить прическу.
Не дожидаясь ответа, Мисора вышла из спальни, поднялась по лестнице на второй этаж и зашла в туалет (на первом этаже она решила не рисковать). Запершись изнутри, она вытащила мобильник. С минуту она колебалась, потом позвонила L. По тому же пятизначному номеру. Сначала послышались короткие сигналы – на линии запустились шифровальщики – потом соединение наконец установилось.
- Что такое, Наоми Мисора?
Синтетический голос.
L.
Понизив голос и прикрыв рот рукой, Мисора сказала:
- Мне нужно кое-что вам сообщить.
- Вы продвинулись в расследовании? Очень быстрая работа.
- Нет, ну…в общем, немного. Возможно, я наткнулась на послание убийцы.
- Замечательно.
- Но вообще-то его обнаружила не я. Как бы вам сказать…некий…загадочный частный детектив…
Загадочный частный детектив.
Она чуть не расхохоталась от собственных слов.
- …появился на месте преступления вскоре после меня.
- Понятно, - сказал синтетический голос и умолк.
Мисоре стало неловко – в конце концов, ведь это она решила проверить Рюдзаки и сама показала ему снимок. L по-прежнему молчал, и Мисора принялась объяснять, что сказал Рюдзаки по поводу фотографии. Она упомянула и о том, что у него есть копия кроссворда. Эта информация наконец-то заставила L нарушить молчание, но за его «машинным» голосом Мисора не смогла угадать, какое впечатление она на него произвела.
- Что мне теперь делать? Откровенно говоря, я думаю, что его опасно выпускать из виду.
- Он вам понравился?
- А?
Вопрос прозвучал настолько неожиданно, что L был вынужден повторить его снова, прежде чем Мисора наконец ответила, всё ещё не понимая, к чему он клонит.
- Нет, вы знаете, нисколько, - честно призналась она. – Жуткий, жалкий и такой подозрительный, что если бы не мое отстранение, я бы тут же на месте его и арестовала. Если разделить всех людей в мире на тех, кому стоит жить и тех, кому лучше не надо, то он, без сомнения, относится ко второй категории. Какое-то ходячее недоразумение, удивляюсь, как он сам себя ещё не угробил.
Ответом ей было молчание.
Ну и к чему он это спрашивал?
- Вот вам, Наоми Мисора, ваши инструкции.
- Слушаю.
- Полагаю, здесь наши мнения схожи, но всё-таки предоставим пока этому частному детективу делать то, что он считает нужным. Отчасти потому, что было бы опасно оставлять его без вашего надзора, но ещё больше потому, что нам важно понаблюдать за его действиями. И хотя я уверен, что послание, обнаруженное вами на снимке – это больше ваша заслуга, чем его, он явно неординарная личность.
- Согласна.
- Он рядом с вами?
- Нет, сейчас я одна. Я звоню из туалета наверху, он в другой части дома, довольно далеко от спальни.
- Тогда идите обратно, не оставляйте его одного надолго. Я наведу справки и постараюсь разузнать, действительно ли детектив по имени Рюдзаки был нанят родителями Билива Брайдсмейда.
- Хорошо.
- В следующий раз для связи вы можете использовать ту же самую линию.
И он дал отбой.
Мисора захлопнула мобильник.
Нужно возвращаться, чтобы он ничего не заподозрил, а то она и так отсутствовала дольше, чем следует, подумала она, выходя из туалета.
Рюдзаки стоял прямо за дверью.
- Ой!..
- А, Мисора. Вы здесь?
Хоть он был и не на карачках, Мисора всё равно судорожно сглотнула. Сколько он уже тут стоит?
- После того, как вы ушли, я обнаружил кое-что интересное, и не мог ждать. Так что пошел вас искать. Вы закончили?
- Д-да…
- Тогда сюда.
И он, всё так же сгорбившись, зашагал к лестнице. Пытаясь унять дрожь, Мисора последовала за ним. Он что, подслушивал через дверь? Этот вопрос не давал ей покоя. Он обнаружил кое-что интересное? Возможно, это всего лишь его манера выражаться…она говорила так тихо, что он просто не мог ничего расслышать, но в любом случае, он наверняка пытался. Что означает…
- Кстати, Мисора, - сказал Рюдзаки, не оборачиваясь.
- Д-да?
- Почему я не слышал шума сливного бачка перед тем, как вы вышли?
- …Довольно грубо спрашивать у женщины нечто подобное, Рюдзаки, - выдавила Мисора и слегка поморщилась, осознав собственную оплошность. Рюдзаки, похоже, ничуть не смутился.
- Разве? Тем не менее…если вы забыли спустить воду, ещё не поздно. Можете вернуться. Мужчины и женщины равны, когда дело касается гигиены.
- …
Какой чудовищный способ выразить подобную мысль.
Во всех отношениях.
- Я говорила по телефону. Обычный звонок клиенту. И я не хотела, чтобы вы меня слышали.
- Вот как? И всё же, в следующий раз я бы вам посоветовал спускать воду. Обеспечивает неплохую конспирацию.
- Да, наверное.
Они вернулись в спальню. Рюдзаки опустился на четвереньки, едва переступив порог. Это было больше похоже не на расследование по методу Шерлока Холмса, а на какое-то шаманство.
- Вот здесь.
Перебирая по ковру руками и ногами, Рюдзаки подполз к книжным полкам. Полкам Билива Брайдсмейда с их пятьюдесятью семью тесно вбитыми книгами. Это было самое первое место, которое Мисора осмотрела после переговоров с L.
- Вы сказали, что нашли нечто новое?
- Да. Нечто новое – нет, будем говорить прямо. Я обнаружил важную вещь.
- …
Его потуги казаться крутым раздражали её.
Она пропустила его слова мимо ушей.
- То есть вы нашли некую зацепку здесь, на полке, вы это имеете в виду?
- Взгляните сюда, - сказал Рюдзаки, показывая на правую сторону второй полки снизу. Там стоял одиннадцатитомный комплект популярных японских комиксов под названием «Красная Шапочка ЧаЧа»1 .
- И что?
- Обожаю эту мангу.
- Неужели?
- Да.
- …
Что она должна была на это ответить? Вопреки собственному желанию, она почувствовала, что смягчается, а Рюдзаки, не обращая внимания на её борьбу с собой, продолжал:
- Вы ведь никкей2 , да?
- Никкей?.. Мои родители оба из Японии. Сейчас у меня американский паспорт, но я жила в Японии до окончания школы…
- Тогда вы должны знать эту мангу. Легендарное творение господина Мина Аяханы. Я читал каждый выпуск сразу же после его выхода. Шиине такая прелестная! Аниме мне тоже очень понравилось. Во имя любви, отваги и надежды – явись, Магическая Принцесса!3
- Рюдзаки, вы ещё долго будете продолжать в том же духе? Если да, я могу подождать в другой комнате…
- Почему вы собираетесь ждать в другой комнате, если я с вами разговариваю?
- Э-э, ну…я хочу сказать, мне тоже нравится «Красная Шапочка ЧаЧа». Я смотрела это аниме. И тоже в полной мере насладилась любовью, отвагой, надеждой и Магической Принцессой.
Ей ужасно хотелось довести до его сведения, насколько мало её интересуют его увлечения, но было сомнительно, что этот частный детектив окажется в состоянии понять мнение, в котором присутствует хоть намек на здравый смысл. Настолько сомнительно, насколько сомнителен и сам Рюдзаки.
Или все-таки это чересчур скоропалительный вывод?
- Хорошо. Обсудим приятные моменты этого аниме во всех подробностях как-нибудь в другой раз, а сейчас взгляните вот сюда.
- Хм… - сказала Мисора, послушно глядя на тома «Красной Шапочки» на полке.
- Замечаете что-нибудь?
- Да нет вообще-то…
Это была всего лишь коллекция комиксов. Максимум, что можно было предположить, глядя на них – то, что Билив Брайдсмейд бегло читал по-японски и любил мангу…но таких людей в Америке очень много. В том, что он читал оригинальную, японскую, версию вместо перевода тоже не было ничего из ряда вон выходящего. С приходом в нашу жизнь интернет-магазинов приобрести их стало чрезвычайно легко.
Окаймленные темным контуром глаза Рюдзаки неотрывно смотрели на Мисору. Ей было не по себе, и она старалась не встречаться с ним взглядом, пока просматривала каждый том манги в отдельности. Но даже просмотрев их все, она не обнаружила ничего такого, что можно было бы принять за зацепку.
- Я ничего не вижу…с этими комиксами что-то не так?
- Нет.
- А?? – Она уже начинала злиться.
Ей совсем не нравилось, когда над ней смеются.
- Нет? Что вы хотите сказать…
- Не с этими, - ответил Рюдзаки. – Я говорю о том, чего здесь нет, хоть и должно быть. Мисора, это же ваша догадка – любые послания этого убийцы основаны на отсутствии того, что должно тут быть. Вы догадались про труп Билива Брайдсмейда. Я не думал, что придется объяснять вам это снова – посмотрите внимательно, Мисора. Они здесь не все. Четвертого и девятого тома не хватает.
- Не хватает?
- В этой манге тринадцать томов. Не одиннадцать.
Мисора снова взглянула на книги: первая, вторая, третья, за третьей пятая, потом шестая, седьмая, восьмая и сразу десятая. Если Рюдзаки прав, и всего томов тринадцать, тогда да, двух не хватает – как раз четвертого и девятого.
- Хмм…точно. Но…Рюдзаки, что с того? Вы хотите сказать, убийца прихватил эти два тома с собой? Разумеется, это возможно, но также возможно, что их не было здесь с самого начала. Может быть, Брайдсмейд планировал в скором времени их докупить. Не каждый ведь читает мангу по порядку, знаете ли. Я хочу сказать, ведь «Диквуд» он похоже забросил на полпути, вот, смотрите…
- Исключено, - твердо сказал Рюдзаки. – Никто на свете не пропустит два тома в середине «Красной Шапочки». Я совершенно уверен, что этот факт стал бы решающим аргументом в суде.
- …
Интересно, этот человек вообще когда-нибудь был в суде?
- По крайней мере, если присяжные хорошо разбираются в японских комиксах.
- Какие необъективные присяжные.
- Убийца несомненно забрал эти два тома с собой, - не сдавался Рюдзаки, упрямо пропуская её слова мимо ушей.
Но Мисора не собиралась с ним соглашаться. Она твердо стояла обеими ногами на земле, и ей нужны были более веские доводы.
- Но у вас нет никаких доказательств этого, Рюдзаки. Брайдсмейд мог с тем же успехом дать их почитать другу.
- «Красную Шапочку»?! Да вы не станете давать её читать даже собственным родителям! Вы скажете им, чтобы они купили свой экземпляр! Единственное возможное объяснение – убийца унес эти тома с собой! – решительно настаивал Рюдзаки.
Но и этого ему было мало.
- К тому же, никто на свете не захочет читать только четвертый и девятый том – ставлю на это свой джем!
- Если вы про тот джем, что ели сегодня, то баночка его стоит где-то около пяти баксов, не больше.
Господин Мин Аяхана был бы разочарован.
- Так что из этого следует, Мисора, что когда убийца забирал эти два тома из комнаты, у него была на то совершенно иная причина.
- Ну хорошо, поскольку этих двух томов в самом деле нет, то если отбросить всякую логику и допустить, что вы правы…всё равно это странно, вы не находите? Я хочу сказать, Рюдзаки, эта полка…
Была набита до отказа. Так плотно, что вытащить оттуда какую-нибудь книгу было довольно сложно. Если убийца и вправду забрал два тома манги, должен был остаться промежуток…или нет, стоп…
- Рюдзаки! Вы случайно не знаете, сколько страниц в четвертом и девятом томах «Красной Шапочки»?
- Знаю. В одном 192, в другом 184.
- …
Вообще-то она не ожидала, что он может знать ответ…но если это так, то сложив 192 и 184, мы получим 376 страниц. Мисора оглядела полку в поисках книги, которая была бы такой же толщины, как 376 страниц манги. Долго искать ей не пришлось. На этой полке нашлась всего одна такая книга – «Мимолетное наслаждение» Пермита Уинтера.
Мисора взяла её с полки и проверила – там действительно оказалось ровно 376 страниц.
- …
Она с надеждой пролистала книгу, но не обнаружила ничего особенного.
- Что там, Мисора?
- А…да я подумала, – а что если убийца поставил эту книгу на полку взамен тех двух, и эта книга и есть послание?
При условии, что это действительно хозяин дома так тщательно набивал книгами полку. Ведь всё это мог в спешке проделать и убийца, как попало впихнув туда книги, взятые вообще из другой комнаты – а если развивать эту мысль ещё дальше, то вообще нельзя сказать с уверенностью, что «Красная Шапочка ЧаЧа» с самого начала принадлежала Брайдсмейду. Поскольку какие-либо закладки в книгах отсутствуют, возможно, весь этот комикс – часть послания убийцы, но если так, что дальше? Если комикс принадлежит убийце, то гораздо более вероятно, что он содержит некое послание. Но если в самих книгах нет ничего необычного, то вся эта теория рассыпается в прах. Тогда она не более чем пустая фантазия.
- Неплохая идея. Нет, даже очень хорошая идея – ни в чем другом я просто не вижу смысла, - сказал Рюдзаки и протянул руку в сторону Мисоры.
Сначала она подумала, что он хочет пожать ей руку, и запаниковала, но потом поняла, что он просто тянется за книгой. Она протянула ему «Мимолетное наслаждение». Рюдзаки взял у нее книгу за уголок двумя пальцами – большим и указательным, и начал читать. Похоже, он владел скорочтением – все 376 страниц книги он одолел необычайно быстро.
Ему понадобилось меньше пяти минут, чтобы прочесть всю книгу.
Мисоре очень захотелось дать ему почитать Нацухико Киогоку.4
- Ясно!
- Что? Вы что-то нашли?
- Нет. Совершенно ничего. Не смотрите на меня так. Клянусь, я не шучу. Обычное развлекательное чтиво, это никакое не послание, и даже не метафора, как Вара Нинго. И конечно же, тут не спрятано никаких букв между страницами, и на полях тоже ничего не написано.
- На полях?
- Да, на полях нет ничего, кроме номеров страниц.
- Номеров страниц? – эхом отозвалась Мисора. Номеров страниц…номеров? Номеров, таких как…римские цифры? – Рюдзаки, если допустить, что на груди жертвы вырезаны римские цифры, какие числа там написаны?
- 16, 59, 1423, 13, 7, 582, 724, 1001, 159, 40, 51 и 31.
Хорошая память. Ему даже не понадобилось ещё раз смотреть на снимок. Почти фотографическая память – сначала количество страниц в томах манги, а теперь ещё и это.
- А что такое?
- Я просто подумала – а что если они указывают на страницы из этой книги, но… два из этих чисел вообще четырехзначные. А в книге всего 376 страниц. Не сходится.
- Да… Нет. Мисора, а что если попробовать поделить их на 376? Например, у нас есть число 476. Его можно представить как 376 плюс 100, и этот остаток – сто – будет указывать на сотую страницу книги.
- И что из этого следует?
- Пока не знаю. Но давайте попробуем…16 – это и есть страница 16. Дальше…59, 1423, 13, 7, 582, 724, 1001, 159, 40, 51, 31…
Он прищурил свои темные глаза.
Даже не глядя в книгу. Неужели? Даже при такой скорости, с которой он читал, он умудрился точно запомнить всё её содержание? Да возможно ли это вообще? Он действительно смог такое проделать? Но, так или иначе, Мисоре оставалось только стоять и ждать.
- …Понял.
- Что там ничего нет?
- Напротив…что там что-то есть. Что-то очень важное, Мисора. – Рюдзаки протянул ей «Мимолетное наслаждение». – Откройте шестнадцатую страницу, - сказал он.
- Открыла.
- Какое на ней самое первое слово?
- «Квадратный».
- Следующая страница – пятьдесят девятая. Первое слово на ней?
- «Удивление».
- Следующей страницей будет двести девяносто пятая. 1423 – это три раза по 376, а на четвертый в остатке остается 295. Первое слово?
- «Такой».
Дальше они продолжали в том же духе. 13 – тринадцатая страница, 7 – седьмая, 582 – двести шестая, 724 – триста сорок восьмая, 1001 – двести сорок девятая, 159 – сто пятьдесят девятая, 40 – сороковая, 51 – пятьдесят первая, и наконец 31 – тридцать первая, и на каждой странице Мисора читала вслух самое первое слово. Остальные слова были такие: «тайна», «есть», «арест», «экстренный», «тавро», «идея», «нигде», «едва», «размолвка».
- Так…
- Так…ну и что дальше?
- Возьмите первую букву от каждого слова.
- Первую букву? Мм…
Мисора снова принялась искать нужные страницы. На плохую память она не жаловалась, но запомнить чуть ли не двадцать слов кряду с первого раза была не в состоянии. По крайней мере, если ей не сказали заранее, что их надо будет запомнить.
- К-У-Т-Т-Е-А-Э-Т-И-Н-Е-Р…кут теа этинер? Что это?
- Похоже на имя второй жертвы, вам не кажется?
- Да вроде…
Вторая жертва. Тринадцатилетняя девочка.
Куотер Квинер.
- Ну, есть какое-то сходство…Куотер Квинер…только четыре буквы другие.
- Да. И всё же… - неохотно возразил Рюдзаки. – Четыре буквы из двенадцати это слишком много. Одна треть из них неверна. Даже одна неверная буква рушит всю теорию. Если нет точного соответствия, это нельзя назвать посланием. Я думал, что здесь может что-то быть, но с тем же успехом это можно назвать совпадением…
- Но…для совпадения…
Сходство настолько явное.
Как такое возможно?
Оно просто обязано быть намеренным.
Намеренным…или ненормальным.
- И тем не менее, Мисора…раз не сходится, значит не сходится. Мы были очень близко, но…
- Нет, Рюдзаки. Подумайте. Все четыре неверных буквы соответствуют числам больше 376. Все эти числа мы делили.
Она снова перелистала книгу, проверяя. Страница 295, первое слово «такой», первая буква – «т», вторая – «а», третья – «к», четвертая…«о».
- 1423 – это три раза по 376, а на четвертый…то есть нужно взять не первую букву слова, а четвертую. Не «т», а «о». А что касается числа 582 и слова «арест», то остаток получается уже на второй раз, что дает нам букву «р» вместо «а». Таким образом вместо «Куттеа» мы получаем «Куотер».
По той же самой логике, в слове «экстренный» следовало взять вторую букву – «к». А в слове «тавро» – не «т», а «в». Что превращало «Этинер» в «Квинер». Куотер Квинер.
L оказался прав.
Убийца оставил послание.
Порезы на теле, две недостающие книги – убийца оставил послание. Такое же, как и кроссворд, который он присылал в полицию – послание, описывающее его следующую жертву…
- Отличная работа, Мисора, - сказал Рюдзаки всё тем же безмятежным голосом. – Блестящие выводы. Я бы до этого никогда не додумался.

0

4

Глава 3 “Отражение”Если нам нужно вообще говорить о том, почему L с такой завидной непреклонностью отказывался раскрывать свою личность, то причина очень проста: это было опасно. Очень опасно. Теоретически, мировые лидеры должны стараться обеспечить безопасность всем лучшим умам, и не только детективам, но в реальности современные общественные устройства этого не учитывают; вот почему L был уверен, что у него нет иного выбора, кроме как защищать свой ум собственными силами. Вот вам простой подсчет: способности L в 2002 году равнялись силе пяти рядовых детективных агентств и семи разведывательных управлений (а к тому времени, когда он вступил в противоборство с Кирой, эти цифры взлетели вверх ещё на несколько порядков). Разумеется, это повод для уважения и восхищения, но позвольте мне выразиться предельно ясно: такие огромные способности, сосредоточенные в одном человеке, чрезвычайно опасны. Современные техники безопасности в основном направлены на снижение риска, но в данном случае само существование L этому противоречило. Иными словами, если бы кто-то планировал совершить преступление, он мог бы намного увеличить свои шансы выйти сухим из воды, просто убив L перед тем, как начинать. Вот почему L скрывал свою личность. Не потому, что был застенчивым и не потому, что никогда не выходил из дома. А чтобы гарантировать себе безопасность. Для детектива его способностей самосохранение и сохранение порядка в мире значили одно и то же, и было бы неправильным сказать, что он поступал трусливо или эгоистично. И хотя мне лично не улыбается мысль их сравнивать, но Кира, получив способность убить кого-нибудь, лишь записав его имя в тетрадку, едва ли обнародовал бы этот факт по тем же самым причинам. Самые умные скрывают, что умны. Мудрые не носят на груди табличек с именами. Чем больше люди распространяются о своих способностях, тем сильнее их отчаяние – их дела должны сами говорить за себя.
Так что когда L работал, то на публике его представителем обычно был кто-то другой – а в данном конкретном деле эта роль досталась агенту ФБР Наоми Мисоре. Она поняла это с самого начала. Что является щитом для L. И какой опасности непосредственная связь с ним её подвергает… Мисора всё пыталась понять, что же на самом деле известно Рюдзаки, но в каком бы радужном свете она ни пыталась представить себе истинное положение вещей, ни к чему более оптимистичному, чем «Он, возможно, не слышал большей части разговора» она прийти не могла, а от этого предположения она вовсе не чувствовала себя в безопасности. Если бы Рюдзаки догадался о связи Мисоры с L и слил эту информацию в нужных местах, она бы оказалась в серьезной опасности прежде, чем вы успели бы сказать… нет, прежде, чем вы успели бы даже подумать о том, чтобы что-то сказать, и мысль об этом заставляла дергаться даже Мисору. А если учесть бесспорные аналитические способности Рюдзаки…на следующий день после того, как они нашли послание, спрятанное в спальне Билива Брайдсмейда, Мисора начала сомневаться, а не умелое ли руководство Рюдзаки подвело её собственные умозаключения к разгадке? Вчера ей казалось, что все это её заслуга. Но сейчас, когда она об этом размышляла, – номера страниц, марш-броски по книге – всё это пришло ей в голову только потому, что Рюдзаки подготовил почву. Стала бы она сама так искать слова по всей книге, прочитывая каждое вслух? Мисора не могла отделаться от мысли, что всё это служило лишь спектаклем, чтобы заставить её поверить, будто она участвует в решении загадки, и что Рюдзаки ловко позволил ей совершить заключительный прорыв после того, как решил всё остальное за неё. Все эти мысли могли быть ничем иным, как паранойей, вызванной тем, что за ней стоял L…но, так или иначе, имя второй жертвы, найденное на книжной полке Билива Брайдсмейда, было большой удачей в её расследовании. Позже она проверила, и оказалось, что вторая жертва была единственной во всём Лос-Анджелесе, кто носил имя Куотер Квинер, но от этого ей тоже легче не стало.

16 августа.
Наоми Мисора была в центре города, на Третьей Авеню, и направлялась на место второго убийства. Она не знала этого района, так что ей пришлось сверяться с картой, чтобы найти дорогу. Поскольку было неизвестно, когда произойдет четвертое убийство, часть её стремилась отправиться туда непосредственно из дома Билива Брайдсмейда, но сначала нужно было ещё кое-что проверить, проанализировать многочисленные улики, а если добавить сюда ещё и проблемы с транспортом – в общем, в результате ей пришлось дожидаться следующего дня. Теперь минуло уже три дня с момента третьего убийства – а поскольку схема была такая: девять дней, четыре дня, девять дней, то если убийца планировал прикончить новую жертву, это должно произойти уже завтра, но тут ей уже ничего не сделать. Убийства не предотвратить. Поэтому она делала единственное, что было в её силах. Искала улики, которые позволили бы ей как-то справиться с надвигающейся опасностью.
Согласно справкам, которые навел L, детектив по имени Рю Рюдзаки действительно был нанят родителями Билива Брайдсмейда, и не только ими – родственники второй жертвы, Куотер Квинер и третьей, Бэкйард Боттомслэш, также попросили Рюдзаки расследовать это дело. Это было уж как-то слишком для того, чтобы быть правдой, но раз L так сказал, ей осталось только поверить. Для сомнений просто не осталось места. Но даже L пока не удалось раскопать ничего о самом Рюдзаки, поэтому он попросил Мисору продолжать наблюдать за ним, сотрудничать с ним и делать вид, будто они расследуют дело вдвоем.
Правда ли, что L ничего не нашел на Рюдзаки? Несколько минут Мисора размышляла над этим вопросом. Возможно, рассказывать ей какие-либо сведения было бы слишком опасно…Мисора никогда и мысли не допускала о том, что L делится с ней всей информацией, какой располагает. То же самое могло относиться и к Рюдзаки – но так же может быть, что всё это опять ни на чем не основанная паранойя. Рюдзаки, разумеется, вызывает подозрение, но ничего откровенно плохого пока не сделал, так что дальше она об этом раздумывать не стала.
Мысль о том, что она опять увидит, как он ползает по месту преступления на карачках, вгоняла её в тоску (прошлой ночью ей уже успел присниться кошмар из-за этого – обычно ей требовалась целая вечность, чтобы проснуться, но этот сон заставил её пулей вылететь из кровати). И вот тут-то, 16 августа в десять часов утра…
На Наоми Мисору напали.
Решив срезать угол, она шла по безлюдной, темной аллее, когда кто-то ударил её сзади «колбасой». Или, вернее, попытался ударить – потому что она успела вовремя пригнуться. «Колбаса» – простое оружие, это всего лишь небольшой мешочек, набитый песком, ничего более. Из-за его простоты это приспособление очень легко спрятать, а в драке оно очень эффективно. Мисора услышала, как «колбаса» просвистела в воздухе у неё над головой. С той минуты, как она согласилась быть для L руками, глазами и щитом, её жизнь была в опасности, и Мисора это прекрасно знала, так что не сильно удивилась и быстро сориентировалась. Все мысли о Рюдзаки тут же вылетели у неё из головы – ну, и слава богу. Она упала на руки, с силой оттолкнулась ладонями от земли и, крутанувшись в воздухе, заехала наугад ногой, метя нападавшему в челюсть. Она промахнулась. Но это было не так уж важно – главной целью её маневра было развернуться, чтобы разглядеть нападавшего. Он был один, лицо его скрывала маска. Мисора удивилась отсутствию каких бы то ни было сообщников, но зато в левой руке этот тип сжимал внушительных размеров биту, что явно было не в её пользу. Это не обычный хулиган. А у неё, как и вчера, нет с собой пистолета. Значка и наручников, разумеется, тоже. Наиболее разумным выбором было бы попытаться спастись бегством, но Мисора была не из тех, кто убегает от нападения. В ФБР её прозвали Мисора-Месила. В этом прозвище явно чувствовалась изрядная доля злости, и не без причины. Она вскочила и встала, слегка расставив ноги и переместив на них центр тяжести, держа правую руку перед лицом и чуть раскачиваясь, готовая к драке. Несколько секунд он колебался, увидев её стойку, потом замахнулся на неё – уже не «колбасой», а битой. Она качнулась, уклоняясь от удара, и прошлась по узкой аллее «колесом», целя каблуком в висок нападавшему. Он снова увернулся, и на этом драка закончилась. У Мисоры и в мыслях не было убегать, но её противник оказался не таким горячим. Не успела Мисора подняться на ноги, как он развернулся и рванул прочь. Мисора было подумала броситься за ним, и уже сделала пару шагов в нужном направлении, но тут же отказалась от этой мысли. Нападавший почти наверняка мужчина. Она почти наверняка смогла бы одержать над ним верх в драке, но вот догнать – вряд ли. Бегала она неважно. И ей не хотелось тратить силы зря.
Причесав растрепавшиеся волосы, она сразу же достала мобильник и набрала номер L. Телефон на том конце провода звонил, но никто не отвечал. Величайший детектив столетия был занятым человеком, и наверное его сложно застать в любое другое время, кроме строго назначенного. К счастью, она нисколько не пострадала, так что рапорт мог и подождать. Возможно, целесообразнее будет сейчас как можно быстрее оказаться на месте преступления – после этой стычки её подозрения относительно Рюдзаки только усилились. Невозможно сказать, причастен ли нападавший к делу об убийствах или не имеет к нему никакого отношения, а просто знает о её сотрудничестве с L, но, так или иначе, если учесть время нападения, то вероятность, что здесь не обошлось без Рюдзаки, не такая уж низкая. Возможно, ей следует самой попытаться что-нибудь о нем разузнать вместо того, чтобы полагаться на L…пусть даже исключительно для собственной безопасности. Она подумала – а не позвонить ли Рэю и не попросить ли его поискать что-нибудь на Рюдзаки, но для начала нужно убраться из этой аллеи.

Как и следовало ожидать, Наоми Мисора не стала его преследовать.
На выходе из аллеи он запрыгнул в седан, который оставил на главной дороге с включенным двигателем. Через несколько поворотов, проверив, нет ли за ним слежки, он припарковался на стоянке, которую присмотрел заранее. Седан был краденый, а значит, не наведет полицию на его след, так что он рассчитывал бросить его здесь. Следя одним глазом за камерами видеонаблюдения, он покинул стоянку пешком, оставив маску, «колбасу» и биту в машине. Всё это он запихал под сиденье. Не оставив никаких отпечатков пальцев.
Он не собирался ничего делать с Наоми Мисорой, не сегодня и не здесь. Он просто спровоцировал её, проверяя, на что она способна. Напав сзади, он, однако, не собирался причинять ей боль – и, разумеется, не собирался её убивать.
Так что она никак не могла умереть.
Он знал, что она уклонится от удара.
Но даже с учетом этого, она впечатляет. Увернуться от удара, даже не оборачиваясь, и тут же перейти в наступление – понятно, почему L использует ее как свою пешку. И мозгов, и смелости ей не занимать – она такая, какой должна быть.
У нее есть право.
Она достойна быть его противником.
Нападавший хрустнул шеей.
И, наклонив голову под странным углом, пошел так по улице.
Злоумышленник, напавший на Мисору…
Человек, стоящий за лос-анджелесскими убийствами, Бейонд Берсдей, шел и злобно ухмылялся.

- А, Мисора. Что-то вы поздновато, - сказал Рюдзаки, не оборачиваясь, едва она переступила порог квартиры номер 605, где жила Куотер Квинер. – Пожалуйста, старайтесь приходить вовремя. Время – деньги, а значит, и жизнь.
Она только вздохнула…
На этот раз он не стоял на карачках. Она вошла как раз тогда, когда он обследовал верхний ящик комода. Но этот момент тоже едва ли можно было назвать удачным. Ящик оказался набит нижним бельем тринадцатилетней жертвы. Рюдзаки сейчас был больше похож не на детектива, который осматривает место преступления, а на педофила, который тырит трусики.
Не самое лучшее начало дня. Она намеревалась всю свою агрессию, вызванную дракой в аллее, выместить на Рюдзаки, но он уже, так сказать, выдернул коврик у неё из-под ног. Если бы он так вел себя нарочно, это бы произвело на неё впечатление, но это маловероятно. Гораздо вероятней то, что Рюдзаки действительно питал слабость к детскому бельишку.
Мисора снова вздохнула и оглядела комнату – вся эта квартирка была меньше, чем спальня Билива Брайдсмейда. О какой связи между первой и второй жертвами здесь можно говорить, если даже по уровню жизни между ними – пропасть?
- Мы здесь имеем дело с матерью-одиночкой, правильно? Которая сейчас переехала обратно к своим родителям? Какую, наверное, пустоту она сейчас чувствует…
- Да. Эти квартиры были построены для студентов, они рассчитаны на одного человека, так что девочка-подросток и её мать привлекали к себе довольно много внимания, когда жили тут вдвоем. Я тут уже сегодня утром порасспрашивал соседей и услышал много интересного. Но большая часть того, что они сказали, уже есть в полицейском рапорте, который вы показали мне вчера. Матери не было в городе на момент убийства, и труп обнаружила студентка, которая живет в соседней квартире. Мать увидела тело дочери только в морге.
- …
Слушая Рюдзаки, Мисора оглядела стены в поисках дырок от гвоздей, которыми были прибиты Вара Нинго. Дырок было три – по одной в каждой стене (за исключением той, в которой располагалась дверь). Так же, как и в спальне Билива Брайдсмейда, эти дырки указывали расположение кукол.
- Вас что-то беспокоит, Мисора?
- Да… Вчера мы… - сказала Мисора, подчеркивая множественное число, - мы расшифровали послание, оставленное на месте первого убийства, но…Вара Нинго и эти запертые комнаты так и остаются загадкой.
- Да, - подтвердил Рюдзаки, закрывая дверь и опускаясь на четвереньки.
В отличие от места первого преступления, в этой комнате жили два человека, тут было очень много мебели – вся квартира напоминала свалку. Ползать тут по полу было довольно сложно. Но Рюдзаки всё равно продолжал передвигаться на карачках и пополз так в другой конец комнаты. Мисоре очень хотелось, чтобы он бросил это занятие и встал.
- Но, Мисора, я не думаю, что нам стоит тратить время на размышления об этих запертых комнатах. Это же не детективный роман – по правде говоря, вполне возможно, что преступник просто воспользовался другим ключом. Нет таких ключей, с которых нельзя изготовить копию.
- В общем-то, вы правы, но неужели вы в самом деле думаете, что убийца поступил бы столь прозаично? На месте первого убийства совершенно не было нужды создавать эту «запертую комнату». Но он, тем не менее, создает. Возможно, здесь кроется некая загадка…
- Загадка?
- Или своего рода игра.
- Да… Да, может быть…
Мисора снова оглянулась на входную дверь. Внешне она отличалась от той, на месте первого преступления (ведь та вела в комнату, а эта – в квартиру), но конструкция и размер были в общем одинаковыми. Обычный, простой замок – такой очень легко взломать, когда дома никого нет, просверлив в двери отверстие и уже изнутри повернув защелку, но дело в том, что ни на одном из трех мест преступления никаких отверстий в дверях не было.
- А вы бы что сделали, Рюдзаки? Если бы хотели запереть дверь снаружи?
- Взял бы ключ.
- Нет, представьте, что ключ вы потеряли.
- Взял бы запасной.
- Нет, запасного у вас тоже нет.
- Тогда вообще не стал бы запирать.
- …
Не то чтобы он был неправ…
Мисора протянула руку и подергала дверь.
- Будь это детективный роман… Там двери обычно запирают с помощью какого-нибудь трюка, например, иголки с ниткой или… Я имею в виду, что мы говорим «запертая комната», но имеем дело с обычными комнатами, так что они вовсе не такие неприступные. Это вам не полки Билива Брайдсмейда – здесь полно щелей и зазоров по всему периметру дверного проема. Под дверью легко пройдет, например, леска…можно пропустить под дверь леску, привязав её к краешку защелки замка, и дернуть…
- Исключено. Щель не настолько широкая, а угол сгиба сведет на нет всю силу, с которой вы будете дергать. Вы можете попробовать так сделать, но в этом случае слишком большой отрезок лески окажется прижат к двери. Прежде чем вы сможете повернуть защелку, все ваши силы уйдут на нижнюю часть двери. На то, что вы будете тянуть дверь на себя.
- Да…но такой простой замок даже не оставляет возможности для какого-нибудь трюка. В детективах замки обычно гораздо сложнее.
- Есть много способов создать запертую комнату. К тому же мы не можем исключать возможность того, что у преступника был ключ. Важнее, Мисора, вопрос, почему он запер комнату. Нужды в этом не было, но он все же запер. Если он загадал нам загадку, то зачем?
- Чтобы поиграть. Для развлечения.
- Зачем?
- …
Таких «зачем» уже было хоть отбавляй.
Зачем посылать кроссворд в полицейское управление Лос-Анджелеса, зачем оставлять послание на книжной полке…а прежде всего – зачем убивать троих людей? Если у убийцы был ясный мотив, то какой? Даже если жертвы выбраны случайно, для убийств должна же быть какая-то причина… Так сказал L. Но они по-прежнему не имели ни малейшего понятия о том, что же связывало всех этих жертв.

Прислонившись к стене, Мисора достала из сумочки несколько фотографий.
Фотографий второй жертвы, убитой в этой комнате – на них светловолосая девочка-подросток в очках лежала лицом вниз. Если присмотреться, было видно, что на голове у неё вмятина по форме орудия, которым её ударили, а оба глаза вытащены из орбит. Глаза после смерти были раздавлены – как в случае с порезами на груди Билива Брайдсмейда, это уже было надругательством над трупом, и не имело никакого отношения к причине смерти. Мисора понятия не имела, чем убийца раздавил жертве глаза, но от одной мысли о психическом состоянии того, кто мог вынуть глаза у симпатичной девочки, ей стало нехорошо. От избытка праведности она не страдала, хоть и была агентом ФБР – но, тем не менее, есть вещи, которые никак нельзя простить. И то, что убийца сотворил со своей второй жертвой, было явно в их числе.
- Убить ребенка…как это ужасно.
- Убить взрослого тоже ужасно, Мисора. Детей убивать или взрослых – и то, и другое ужасно, - ответил Рюдзаки ровно, почти безразлично.
- Рюдзаки…
- Я всё осмотрел, - сказал он, вставая. И вытер ладони о джинсы. Ну, по крайней мере, он хоть осознает, что от ползания по полу руки у него пачкаются. – Но никаких денег не нашел.
- …А вы что, деньги искали?
Как вор.
И притом крайне бесцеремонный.
- Просто на всякий случай. Есть вероятность, что убийца охотился за деньгами, но вторая жертва значительно беднее первой или третьей. Они могли прятать какую-то сумму, но, похоже, здесь ничего нет. Давайте сделаем перерыв. Вам кофе принести, Мисора?
- О…конечно.
- Сейчас, - сказал Рюдзаки и отправился в кухню. Интересно, мелькнула у Мисоры мысль, принёс ли он опять с собой джем, но потом она подумала – а какая, в сущности, разница? Она выбросила эти мысли из головы и села за стол. Подходящий момент для того, чтобы сказать Рюдзаки о нападении, она упустила. Ну что ж. С тем же успехом можно вообще о нем не упоминать и посмотреть, как Рюдзаки себя поведет. У нее не было доказательств, что напавший на нее злоумышленник имеет хоть какое-то отношение к Рюдзаки, но если ничего не говорить, то легче будет застать его врасплох.
- Вот, пожалуйста.
Рюдзаки вернулся из кухни с подносом, на котором стояли две чашки. Одну он поставил перед Мисорой, а другую напротив, и, выдвинув стул, устроился на нем в странной позе, которую уже продемонстрировал накануне – с ногами, поджав колени к груди. Бог с ними, с хорошими манерами, но ведь очень неудобно же так сидеть – или удобно? С этими мыслями Мисора сделала глоток кофе.
- Агхх! – вскрикнула она, тут же выплевывая его обратно. – Кха…хак…гххх…
- Что-то не так, Мисора? – спросил Рюдзаки, с невинным видом прихлебывая из своей чашки. – Если что-то положили в рот, нельзя это так выплевывать. А эти ужасные звуки тоже вам совсем не идут. Вы довольно красивая, так что вам следует держаться соответствующе.
- У-убийственно сладко! Яд!
- Не яд. Сахар.
А, так вот кто тут убийца.
Мисора взглянула на содержимое своей чашки…которое больше было похоже не на жидкость, а на патоку. Не кофе, в котором растворен сахар, а сахар, смоченный кофе – тягучая желеобразная масса, величаво поблескивающая у нее в чашке. Отвлекшись на позу, в которой сидел Рюдзаки, она позволила своим губам коснуться этого вещества…
- Я как будто выпила грязь!
- Но грязь вовсе не такая сладкая.
- Сладкая Грязь…
Это прозвучало как слова из какого-нибудь авангардного опуса. Дьявольское вяжущее ощущение так и осталось у неё во рту. Сидящий напротив Рюдзаки с довольным видом потягивал…вернее, хлебал свой кофе. Столько сахара он бухнул Мисоре в чашку явно не со зла, просто в его представлении это было вполне нормальное количество.
- У-у…Кофе меня всегда взбадривает, - сказал Рюдзаки, приканчивая свою чашку с по меньшей мере двумя сотнями граммов чистого сахара. – Ну, вернемся к делу.
Мисоре хотелось встать и пойти прополоскать рот, но она подавила это желание.
- Давайте, - сказала она.
- Так вот, насчет связующего звена.
- У вас есть какие-то соображения?
- Деньги как мотив здесь явно отпадают… Но, вы знаете, вчера вечером, когда мы с вами расстались, я обнаружил кое-что интересное. Нечто общее между всеми жертвами, чего, похоже, никто не заметил.
- И что это?
- Их инициалы, Мисора. У всех трех жертв достаточно уникальные инициалы. Билив Брайдсмейд, Куотер Квинер, Бэкйард Боттомслэш. Б.Б., К.К., Б.Б. И имя, и фамилия начинаются с одной и той же буквы…что такое, Мисора?
- Ничего…
И это всё? Написанное у неё на лице разочарование прервало нить рассуждений Рюдзаки, но она даже и не пыталась его скрыть. До чего бессмысленная трата времени. Мисора заметила это обстоятельство сразу, лишь только увидела имена жертв. А он тут преподносит его как некое откровение.
- Рюдзаки…да вы знаете, у скольких людей инициалы начинаются с одной и той же буквы? Во всем мире? В Лос-Анджелесе? В английском алфавите всего двадцать шесть букв, что означает, по самым грубым подсчетам, что из любых двадцати шести человек у одного наверняка окажутся такие инициалы. Это никак нельзя считать связью.
- Да?.. А я-то думал, что нашел кое-что… - сказал Рюдзаки удрученно. Насколько искренне, понять было сложно.
Он, кажется, даже надул губы, что у него смотрелось ну совсем не симпатично.
Совершенно жуткая манера себя вести.
- Да вон, вы же и сам Рю Рюдзаки – Р.Р.
- О? А я и не замечал.
- Говорю вам, это бессмысленно.
Не стоит ничего от него ожидать. Все эти бредовые мысли о том, что это он привел её к вчерашним выводам, просто паранойя, и ничего больше.
Р.Р.?
- Мисора…
- А?.. Что?
- Поскольку моя дедукция ни к чему не привела, может быть, тогда у вас есть какие-то идеи?
- Да нет вообще-то. Здесь мы с вами в одной лодке…не могу придумать, как мне дальше действовать, разве только искать послание убийцы, как и вчера. У меня такое ощущение, будто я танцую у убийцы на ладони, что меня дико злит, но…
- Ну, так и давайте танцевать дальше. Играть по правилам противника, пока он не потеряет бдительность и не обронит какой-нибудь намек – отличная стратегия. Итак, Мисора, если здесь есть послание…то где именно?
- Ну, по крайней мере, мы можем догадываться о его содержании. Предположительно, оно содержит имя третьей жертвы, Бэкйард Боттомслэш, или её адрес. Кроссворд указывал на первую жертву, страницы книги – на вторую, так что…
- Да, согласен.
- Но где это послание спрятано, я даже не представляю. Если мы сможем вычислить некую схему, это поможет нам поймать убийцу, но…
Что-то, что должно здесь быть, но отсутствует.
Рюдзаки охарактеризовал это так.
Касательно жертвы и книжных полок.
Есть ли нечто подобное и тут? Что-то, что должно здесь быть и, тем не менее, отсутствует? Эта формулировка – «что-то, что должно здесь быть, но отсутствует» начинала уже звучать как какая-то лингвистическая лента Мёбиуса.
- Итак, - сказал Рюдзаки, - если что-то, что мы здесь найдем, просто укажет нам на третью жертву, тогда, возможно, целесообразнее будет уйти отсюда и отправиться сразу на место третьего убийства. В конце концов, наша цель – не только раскрыть дело, но и предотвратить четвертое убийство.
- Да…
Ведь это она указала на вероятность четвертого убийства…но, судя по ответу Рюдзаки, он и сам вполне допускал, что оно случится, и поэтому она вдруг засомневалась.
- Третье убийство уже произошло, и нам его не предотвратить, но есть надежда, что мы сможем не допустить четвертого. Чем терять время и искать здесь послание, когда мы и так знаем, о чем в нем говорится, не лучше ли будет постараться отыскать послание, которое ведет к четвертой жертве?
- Но в этом случае мы как будто ему подчиняемся…действуем по его указке. Мы же можем пропустить какую-нибудь важную зацепку, которая помогла бы нам найти преступника, если не станем дальше обыскивать эту комнату. Даже если здесь нет никаких очевидных улик, у нас может появиться какое-нибудь ощущение или предчувствие, которое поможет нам позже. Я согласна, что не допустить четвертого убийства очень важно, но если мы зациклимся на этом слишком сильно, то потеряем контроль над ситуацией, а в нашем случае надо действовать агрессивно.
- Не волнуйтесь, я лидер.
- Лидер?
- Агрессивный лидер, - сказал Рюдзаки. – Я никогда никому не подчинялся. Это одно из немногих качеств, которыми я могу похвастать. Даже если мне на улице сигналит машина, я не обращаю внимания.
- Но вам следует, правда.
- Ни за что.
Упертый, нечего сказать.
- Не допустить четвертого убийства – значит выйти прямо на преступника и арестовать его. Как раз этого больше всего хотят мои клиенты. Но вас я тоже понимаю, Мисора. С этой комнатой я закончил, теперь ваша очередь, а пока вы её осматриваете, я проверю кое-какие свои соображения насчет третьего убийства. Вы не против, если я ещё раз взгляну на досье, которое вы мне вчера показывали?
- Работать порознь? Отлично, меня устраивает…
Все равно у неё никогда и в мыслях не было работать с ним в паре.
Она достала из сумки папку и, убедившись, что в ней есть информация о третьем убийстве, протянула её через стол Рюдзаки.
- И вот ещё…фотографии с места убийства…
- Спасибо.
- Но, как я уже сказала, никаких новых мыслей у меня нет. Так что со вчерашнего дня там ничего не прибавилось.
- Да, я знаю. Просто хотел проверить кое-что ещё раз…ужасная картина, да? – сказал Рюдзаки, положив одну из фотографий на стол так, чтобы Мисора могла её видеть. Это была фотография трупа Бэкйард Боттомслэш. Мисора повидала много чего ужасного за время службы в ФБР, но этот снимок всё равно каждый раз заставлял её вздрагивать. Порезы на груди и раздавленные глаза – просто ничто по сравнению с ней.
Тело девушки лежало на спине, а левая рука и правая нога были полностью отрублены.
Кровь была везде, она заливала всё место преступления.
- Ногу потом нашли в ванной, а где рука, неизвестно до сих пор…по всей видимости, убийца забрал её с собой. Но зачем?
- Опять этот вопрос? Но, Рюдзаки, а разве это не ещё один пример того, что должно быть на месте, но отсутствует? В данном случае это левая рука жертвы.
- Убийце зачем-то понадобилось отрезать жертве левую руку…и правую ногу…ногу он бросил в ванну. Как это понимать?
- Не знаю, но в любом случае мы будем на месте сегодня после полудня…а сначала я хочу осмотреть всё здесь.
- Отлично. Да, кстати, Мисора, там, в шкафу, есть альбом с фотографиями, который принадлежал жертве. Наверное, стоит его просмотреть. Возможно, там найдется кое-какие сведения о жертве или о её друзьях…
- Хорошо, я посмотрю.
Рюдзаки снова переключился на папку, а Мисора встала и направилась прямиком в ванную. Больше она не могла выносить это шероховатое ощущение во рту от сахара. Она быстро прополоскала рот, но одного раза оказалось недостаточно, так что пришлось повторить эту процедуру ещё два-три раза.
Она подумала, не позвонить ли L. В прошлый раз он так и не ответил…нет, вчера в её распоряжении был целый дом, а в такой крошечной квартирке никуда от Рюдзаки не скроешься. Если она станет звонить из ванной, то ему даже не надо будет подходить к двери, чтобы её услышать. Надо же, наконец, рассказать L про нападение…хотя, может, как раз до него-то детективу нет никакого дела?
Мисора подняла голову и увидела собственное отражение в зеркале.
Это она.
Наоми Мисора.
Единственное, что ей сейчас известно наверняка.
Каждому знакомо ощущение, когда долго-долго смотришь на какое-нибудь слово, пока не начнешь сомневаться, действительно ли оно написано правильно. Таким же образом можно усомниться и в себе самом, и спрашивать себя, как долго ты можешь оставаться собой. Была ли она всё ещё собой?
Вот почему это так важно.
Вот почему она уставилась на собственное отражение, снова проверяя его истинность.
«А что чувствует L, когда смотрит на себя вот так?» – вдруг подумала она. Величайший детектив столетия, тот, кто никогда не показывался на людях и чьего настоящего имени никто не знает. Сколько людей могут сказать наверняка, что L – действительно L? Найдется ли хоть один вообще? Этого Наоми Мисора не знала и не переставала спрашивать себя, а знает ли сам L, чьё лицо смотрит на него из зеркала.
Зеркало…зеркало?
Хмм.
Она почти нащупала что-то.
Зеркало…отражение…отраженный свет…свет, отражающийся от гладкой поверхности…стекло, серебряная амальгама…серебро? Нет, материал здесь ни при чем, важно действие…это действие…отражение света…нет, по другую сторону…напротив?
- Напротив…против…перевернутое!
Мисора пулей вылетела из ванной и бросилась к столу. Рюдзаки, оторвавшись от изучения папки, удивленно поднял голову, его глаза с темными кругами раскрылись ещё шире.
- Что такое? – спросил он.
- Снимок!
- А?
- Фотография!
- А, с третьего места преступления? – уточнил Рюдзаки, положив снимок перед ней на стол. Снимок трупа с отрезанной левой рукой и правой ногой. Мисора быстро достала из сумочки ещё две фотографии и положила рядом. Снимки первой и второй жертв. Теперь перед ними лежали фотографии всех трех жертв, в том виде, в каком их нашли.
- Замечаете что-нибудь, Рюдзаки?
- Что именно?
- Что-нибудь на этих фотографиях кажется вам странным?
- То, что они все мертвы?
- В том, чтобы быть мертвым, нет ничего странного.
- Какое философское замечание.
- Я серьезно. Смотрите – трупы жертв лежат в разном положении. Билив Брайдсмейд на спине, Куотер Квинер на животе и Бэкйард Боттомслэш на спине. Навзничь, ничком, навзничь.
- И в этом вы видите некую последовательность? Связываете её с интервалами между убийствами – девять дней, четыре дня, девять дней? И это значит, что завтра четвертая жертва будет лежать лицом вниз?
- Нет, я вовсе не про это. То есть, может, так оно и будет, но…я думала о другом варианте. Иными словами, как раз то, что тело Куотер Квинер лежит лицом вниз, само по себе странно.
- …
Реакция Рюдзаки была не очень внятной – по крайней мере, так показалось со стороны. Возможно, Мисоре просто не удалось донести до него то, что она хотела сказать. Идея только-только пришла ей в голову, и она говорила очень быстро, подгоняемая воодушевлением, не обдумав её как следует, так что не удивительно.
- Минутку, дайте мне собраться с мыслями, - сказала Мисора, усаживаясь на стул.
- Мисора, когда думаете, советую вам сидеть вот так.
- …вот так?
Прижав колени к груди?
Он ей это советует?
- Правда. Тогда способность к дедукции увеличивается на сорок процентов. Вы должны попробовать.
- Нет, я…мм…ну, ладно.
Всё-таки это не то же самое, что ползать по полу на карачках, так что попробовать можно. Возможно, эта поза поможет ей слегка успокоиться.
И она села так же, как он.
- …
Она об этом сильно пожалела.
И, что ещё печальнее, её мысли пришли в порядок.
- Ну, так как, Мисора? Вы хотите сказать, что то, что Куотер Квинер лежит лицом вниз – послание убийцы? Указывающее на третью жертву?
- Нет, не послание – это и есть отсутствующее звено, Рюдзаки. Помните, что вы сказали про инициалы…
Двое странных людей, сидящих в странной позе и обменивающихся странными умозаключениями – всё это, по мнению Мисоры, составляло престранное зрелище. И всё же она принялась объяснять, чувствуя, что упустила удачный момент, чтобы спустить ноги на пол. А сидеть в этой позе, между прочим, оказалось гораздо удобнее, чем она думала.
- Инициалы жертв – Б.Б., К.К., Б.Б. То, что у двух жертв из трех инициалы совпадают, ещё не достаточно для того, чтобы быть связующим звеном, но…ведь они совершенно одинаковые у первой и третьей жертв. Если бы у второй жертвы инициалы были тоже Б.Б., а не К.К., то это и было бы связующим звеном, верно?
Простая арифметика – примерно у одного из двадцати шести человек инициалы начинаются с одной и той же буквы. Если взять совершенно определенную букву, то нужно помножить 26 на 26, и получится 676. Один человек из шестисот семидесяти шести…а если учесть, как мало имен начинается на «Б», то это число и того меньше.
- Интересная теория. Но, Мисора, вторую жертву зовут Куотер Квинер, и её инициалы - К.К. Вы хотите сказать, что, возможно, она была убита по ошибке? Что убийца охотился за кем-то с инициалами Б.Б., но вместо этого случайно убил «К.К.»?
- О чем вы говорите? В послании на первом месте преступления было ясно сказано «Куотер Квинер». Никакой ошибки здесь нет.
- А, да, конечно. Я забыл.
- …
Он что, и вправду забыл? Фраза прозвучала фальшиво…но если она начнет подолгу раздумывать над каждым ответом Рюдзаки, они так ни к чему и не придут.
- Девять дней, четыре дня, девять дней. Б.Б., К.К., Б.Б. Навзничь, ничком, навзничь. Конечно, это можно принять за некое чередование, как вы уже предположили раньше, и я об этом думала, но…с таким подходом, как у этого убийцы, оно маловероятно. Не соответствует его характеру. Люди настолько дотошные обычно действуют более связно…
- Но способы убийства – удушение, удар по голове, нож…здесь не видно никакой поледовательности.
- Кроме той, что они последовательно изменяются. С каждым разом он упорно пробует нечто новое. Но чередование – это не то же самое, что разнообразие. Так вот, к чему я веду, Рюдзаки, – когда в ванной я смотрела на свое отражение в зеркале, я вдруг поняла – буквы в именах похожи по форме.
- Б и К? Они совершенно разные!
- Заглавные буквы Б и К – да. Но что если зайти с другого конца имени Куотер Квинер и взять последние буквы? – Мисора принялась кончиком пальца рисовать на поверхности стола буквы: «б» и «р». Снова и снова – «б» и «р», «б» и «р», «б» и «р».
- Видите? Они похожи – «р» как отражение «б»!
- То есть, поэтому жертва и лежит лицом вниз?
- Именно, - Наоми Мисора кивнула. – По самым грубым подсчетам, инициалы «Б.Б.» имеет один из 676 человек, так что если эти инициалы и есть связующее звено, то преступнику наверняка было весьма непросто находить жертв. Одну ещё куда ни шло, но две, три, четыре…будет всё труднее и труднее. Вот ему и пришлось идти на подобные ухищрения с перевернутыми буквами.
- В принципе согласен, но всё же, по-моему, с тем же успехом он мог бы найти ещё кого-нибудь с инициалами Б.Б., скажем, в телефонном справочнике. Так или иначе, я думаю, что подобная замена – это ещё одна загадка, которую он придумал для сыщиков. Если бы инициалы Б.Б. были у всех его жертв, то связующее звено сразу бросалось бы в глаза. Но это лишь предположение. Вероятность тут не более тридцати процентов.
- Тридцать процентов…
Так досадно мало.
Если бы это был тест, то можно считать, она его провалила.
- Почему?
- По вашей теории, вы пришли к выводу, что всё это объясняет, почему Куотер Квинер лежала лицом вниз. Положение лицом вниз привело вас к версии об отражении и к буквам «б» и «р»…но ваша цепь рассуждений не работает логически, Мисора.
- Почему не работает?
- Эти буквы – маленькие, - пояснил Рюдзаки. – А инициалы – это всегда заглавные буквы.
- А-а…
Верно.
Инициалы никогда не записываются маленькими буквами. Они всегда начинаются с больших. Буквы «р» стоят в конце имени и фамилии, поэтому всегда будут маленькими. Да и «Б.Б.» никогда не записывается как «б.б.».
- А мне казалось, что я нашла что-то, - сказала Мисора, уткнувшись лицом в колени.
Она была так близко…но даже утверждение, что такой дотошный убийца, как этот, не допустит никакого чередования, было бы большой натяжкой. И всё равно, связь между «б» и «р» казалась такой значимой…
- Ничего, Мисора. Не огорчайтесь так.
Она только вздохнула…
- По правде говоря, я рад, что ваша теория оказалась ошибочной. Если Куотер Квинер была выбрана как замена…это ужасная причина смерти для ребенка её лет.
- Да…можно и так сказать…
Ммм? Мисора вдруг нахмурилась. Совсем недавно Рюдзаки утверждал, что нет никакой разницы между убийством ребенка и убийством взрослого, но, получается, что причина ему всё же небезразлична? Причина…имеет ли она какое-нибудь значение? Ребенок её лет…
Ребенок?
Ребенок?
Маленький ребенок?
- …Нет, Рюдзаки.
- А?
- В этом случае маленькие буквы уместны, - сказала Мисора, и её голос задрожал.
Задрожал от злости.
- Вот почему убийца выбрал ребенка.
Тринадцатилетнего ребенка.
Буквы в её имени.
Не большие, а маленькие.
- Она ребенок – поэтому буквы маленькие. И перевернутые – поэтому она лежала лицом вниз!

Лишь спустя некоторое время до Мисоры дошло, что именно Рюдзаки с энтузиазмом указал на совпадающие инициалы, подчеркнул, что жертва была ребенком, и принес приторный кофе, из-за которого ей пришлось идти в ванную, где зеркало снабдило её вдохновением, нужным, чтобы сообразить, что к чему.
Лос-анджелесское Дело ББ.
Связующее звено было найдено, та решающая деталь, которая впоследствии и дала название этому делу.

0

5

Глава 4 “Шинигами”

Представьте, что собираетесь кого-нибудь убить. Как думаете, что будет для вас сложнее всего? Три, два, один…время вышло! Правильный ответ: убить. Успокойтесь, успокойтесь – я клянусь, что вовсе не смеюсь над вами и не играю в лингвистические штучки. Я говорю совершенно серьезно. Люди, другими словами, человеческие существа, не созданы для того, чтобы так легко умереть – по крайней мере, почти никогда не бывает так, чтобы кто-то вдруг ни с того ни с сего застонал или захрипел и тут же рухнул замертво. Удушение, удар по голове, нож – всё это вовсе не легкие способы убийства. Люди на редкость крепкие создания. К тому же, они склонны сопротивляться, когда их убивают. Ни один человек не хочет, чтобы его убили, и велика вероятность, что он попытается убить вас в ответ. По физической силе люди не так уж разительно отличаются друг от друга, и если им случится сойтись один на один, предсказать исход этого поединка может быть довольно сложно. С этой точки зрения, способность расправляться с людьми, просто вписывая их имена в тетрадь, будет вопиющим нарушением правил честной игры, что, я уверен, вы и сами понимаете.
И тем не менее.
Когда Бейонд Берсдей начал совершать эти свои убийства, для него не представляло никакого труда лишать своих жертв жизни. Убийства сами по себе не были его целью, и он не собирался тратить на них слишком много сил – и всё равно, было непонятно, почему они дались ему так легко. Конечно, он использовал орудия убийства и наркотики, но дело в том, что все три его жертвы умерли, не оказав вообще никакого сопротивления. В большинстве случаев телесные повреждения, которые жертва, защищаясь, наносит убийце, являются ключом к его поимке, но эти жертвы все умерли так, будто подобный исход был для них самым естественным. Агент ФБР Наоми Мисора так и не поняла, почему, и даже величайший детектив столетия, L, смог выработать верную гипотезу лишь спустя годы после закрытия этого дела.
Но довольно слов.
Сейчас я всё объясню.
Бейонд Берсдей был от рождения наделен глазами шинигами. Ему было вовсе не трудно отыскать человека с инициалами Б.Б. или кого-то, кому суждено умереть в определенный день в определенное время. В конце концов, в Лос-Анджелесе живет больше двадцати миллионов человек.
Убивать людей было для него нормально.
А убивать тех, кто всё равно обречен на смерть, было и вовсе просто.
Ммм…думаю, мне следует объяснить вам идею глаз шинигами. Мне-то эта фраза знакома, но если я не объясню ее смысл, некоторые из вас ещё, чего доброго, начнут выкрикивать ругательства в мой адрес. Итак, глаза шинигами. Эти глаза любой шинигами – бог смерти – может дать человеку в обмен на половину его оставшейся жизни. Они позволяют видеть имена людей и сроки их жизней. Обычно, чтобы их получить, нужно встретить шинигами и заключить с ним сделку, но Бейонд Берсдей ничего не заключал – он видел мир этими глазами с тех пор, как начал себя помнить, и даже раньше.
Он знал ваше имя прежде, чем вы его назовете.
Он знал время смерти любого, кто встречался ему на пути.
…Едва ли мне стоит объяснять, как эта способность повлияла на его личность. Вы можете подумать, что ею вряд ли можно как-то воспользоваться без Тетради Смерти, но тетрадь здесь совершенно ни при чем. Способность видеть, сколько человеку осталось жить – это способность видеть смерть. Смерть, смерть, смерть. Бейонд Берсдей жил, ни на секунду не забывая, что все люди в конце концов умрут. С самого рождения он знал день, когда его отец умрет от руки хулигана, знал день, когда его мать погибнет в железнодорожной катастрофе. Он обладал этими глазами, ещё не появившись на свет, почему и называл себя Бейонд Берсдей – Вне Рождения. Вот почему такой странный ребенок, как он, оказался под крышей нашего милого, милого дома – Приюта Вамми.
Это был Б.
Второй ребенок нашего приюта.
- Если бы только я мог видеть день конца света, - пробормотал Бейонд Берсдей 19 августа в 6 утра, едва проснувшись. Он лежал на грубо сколоченной кровати на втором этаже временного склада, снятого под именем неработающей компании, в пригороде западной части города. Одно из многих его тайных лежбищ по всей стране, и вообще по всему миру. Почему на западе Лос-Анджелеса? Потому что в этот день Наоми Мисора, отстраненная от работы в ФБР и прикрывающая величайшего детектива столетия, L, собиралась здесь быть.
- Наоми Мисора, Наоми Мисора. Руки L. Глаза L. Щит L. Ах-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Нет, не так…Скорее, вот так…УА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! Да, вот так-то лучше.
Уа-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха.
Уа-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха.
С диким хохотом Бейонд Берсдей встал с постели. Смех был грубым, жестоким, но в то же время неестественным, фальшивым. Как будто смеяться было для него очередной задачей, которую нужно выполнить.
Бейонд Берсдей вспомнил, как три дня назад, 16 августа на аллее в центре города он напал на Наоми Мисору.
Разумеется, ему было известно, когда она умрет – он видел, сколько ей осталось. Сколько осталось жить Наоми Мисоре. Ей было суждено умереть не тогда, не 16 августа, а много, много позже.
Что означает…
…напади он на неё с намерением убить, у него ничего бы не получилось. И он об этом знал. Обеспечить себе путь к отступлению было гораздо важнее. Наоми Мисора была лишь слугой L, ничем более, и если бы она умерла, нашлось бы несколько десятков людей ей на замену – в ФБР, в ЦРУ, в Агентстве Национальной Безопасности, и даже в Секретной Службе. Так что он лишь испытывал её. Проверял, способна ли Наоми Мисора заменить L.
- Хммм…мммм…хммм…ха-ха-ха-ха…нет, хе-хе-хе?..Можно было бы обойтись и «хо-хо-хо-хо», но это слишком весело…а, неважно. Да, Наоми Мисора, ты хороша. Это позор для ФБР – пренебрегать кем-то вроде тебя.
Пока что она прошла проверку.
Сегодня она придет на место третьего убийства и, скорее всего, найдет послание, которое Бейонд Берсдей для нее оставил. Потом она постарается предотвратить четвертое убийство, спасти жертву, которую Бейонд Берсдей избрал.
Это хорошо.
И только тогда начнется состязание.
Только тогда придет время настоящей игры.
- …L.
Состязание между L и Б.
Загадка L и Б.
- Если L – гений, то Б – сверхгений. Если L – странный, то Б – сверхстранный. Пора готовиться. Я должен кое-что сделать, прежде, чем Б сможет превзойти L. Хе-хе-хе-хе.
Эта мысль была единственной, от которой он смеялся сам, не задумываясь о том, чтобы смеяться. А немногие посвященные узнали бы смех шинигами.
Все ещё ухмыляясь, он подошел к зеркалу, причесался и начал гримироваться. Его отражение в зеркале. Он сам. Как и всегда, он не смог увидеть в нем дату собственной смерти. Так же как и дату конца света.

Итак, 19 августа.
Наоми Мисора была в западной части города, в доме, в котором жила Бэкйард Боттомслэш, третья жертва. Дом она делила со своей близкой подругой, а убили её, когда подруга уехала из города по делам. Как и мать второй жертвы, подруга после этого переехала обратно к родителям.
Спальня Бэкйард Боттомслэш располагалась на втором этаже. Дверь была снабжена защелкивающимся замком, врезанным прямо под ручкой. А вот и знакомые дырки на стенах, где висели Вара Нинго. Одна на дальней стене, прямо напротив двери, а другая на левой. На полу валялись мягкие игрушки – откровенно говоря, их было что-то многовато для двадцатишестилетней девушки – а вся комната была причудливо украшена. Игрушки были навалены по несколько штук у каждой из четырех стен. Соответственно – две, пять, девять и двенадцать. Всего двадцать восемь. Пол вымыли, но в комнате всё равно витал слабый запах крови, что сводило на нет все украшения.
- Где же Рюдзаки?
Она взглянула на свои серебряные часики – была уже половина третьего.
Они должны были встретиться здесь в два.
Мисора приехала сюда рано утром, чтобы всё заранее осмотреть. Она обыскала весь дом, а не только эту комнату, но сейчас, спустя пять часов, уже не знала, что ещё сделать, и порядком скучала. К тому же, ей не удалось обнаружить ничего интересного, и это её расстраивало. Она прикусила губу, недовольная тем, что не смогла ничего найти без Рюдзаки.
И тут зазвонил телефон у неё в сумочке. Она быстро ответила, решив, что это L, но это оказался её парень и коллега Рэй Пенбер.
- Алло, Рэй?
- Да…я ненадолго, - сказал Рэй шепотом. В это время дня вокруг него наверняка много народу. – Я узнал то, о чем ты меня просила.
- О, спасибо.
Она обратилась к нему с просьбой 16-го числа, а сейчас 19-е – быстро справился, если учесть, как сильно он загружен работой в ФБР. Всякий раз, когда она думала, как много он для неё делает, ей хотелось благодарить его.
- Что ты узнал?
- Если вкратце, то частного детектива по имени Рю Рюдзаки не существует.
- Значит, он работает без лицензии?
Не-частный детектив.
Он сам так сказал.
- Нет. Это значит, что нет данных ни о ком, кого бы так звали. Не только в Америке, но и вообще ни в одной стране мира. У тебя на родине людей с фамилией Рюдзаки довольно много, но среди них нет никого с именем Рю.
- Ясно. Он говорит по-японски как японец, так что я подумала, может, он оттуда…так, получается, имя ненастоящее?
- Похоже на то. – Помолчав несколько секунд, Рэй вдруг выпалил:
- Наоми! Чем всё-таки ты занимаешься?
- Ты обещал не спрашивать.
- Я знаю. Но на следующей неделе твой отпуск закончится, и я думал о будущем…ты собираешься возвращаться в ФБР?
- Об этом я ещё не думала.
- Я знаю, что всегда это повторяю, но…
- Не надо. Я знаю, что ты хочешь сказать, так что не надо.
- …
- У меня нет времени. Я перезвоню позже.
И Мисора выключила мобильник, не дав Рэю возможности ответить. Она вертела телефон в руках, чувствуя себя немного виноватой. Дело не в том, что она не думала о возвращении, а в том, что ей не хотелось о нем думать.
- Уже на следующей неделе? А, ладно…сосредоточься лучше на расследовании.
Возможно, это просто попытка отмахнуться от неприятных мыслей, но раз Рюдзаки всё равно до сих пор нет… (Что его имя ненастоящее, она подозревала с самого начала, и её это не особо заботило…хотя ей всё же было интересно, почему он выбрал именно это имя. Непонятно другое: почему родители жертв наняли частного детектива, которого не существует?)…
Приказав себе пока забыть об этом, она снова принялась перебирать в уме то, что им уже удалось выяснить.
Прежде всего, послание, которое убийца оставил в центре города, на втором месте преступления. Наоми Мисора нашла его через час после того, как они вычислили связующее звено – инициалы жертв. Посланием оказались очки Куотер Квинер. Хоть Мисора и не ползала на четвереньках, как Рюдзаки, но всё-таки осмотрела комнату со всех возможных углов и точек зрения – и ничего не обнаружила. Потом она подумала – возможно, на теле жертвы есть что-то, ведь на груди Билива Брайдсмейда были порезы, и пересмотрела все фотографии трупа, но не увидела ничего, кроме самой девочки, лежащей лицом вниз с раздавленными глазами…
Когда у Мисоры уже начал заходить ум за разум, Рюдзаки вдруг сказал:
- Может быть, эти поврежденные глаза и есть послание.
Звучало разумно…то есть, это предположение казалось единственно возможным. Так значит…глаза?
Мисора снова достала из шкафа фотоальбом. Она ещё раз просмотрела его, внимательно изучая каждый снимок светловолосой девочки.
И поняла…
…что там нет ни одной фотографии, где она была бы в очках.
Единственная фотография, где на ней были очки – это фотография её трупа. И дело не в том, что у неё не было проблем со зрением – её медицинская карта была в деле, и там говорилось, что правый глаз у неё 0,1, а левый 0,05 – просто она почти всегда носила контактные линзы. После её смерти убийца надел на неё очки, а линзы снял. Линзы были одноразовыми, поэтому на их отсутствие никто не обратил внимания. Мисора связалась с матерью жертвы, и мать подтвердила не только то, что её дочь почти никогда не пользовалась очками, даже дома, но и то, что очки, которые были на ней, когда её нашли, вовсе не её.
- Удивительно сложно заметить…кому придет в голову задаваться вопросом, действительно ли очки на жертве принадлежат именно ей? Слепое пятно, в буквальном смысле этого слова…возможно, именно это и означают раздавленные глаза? – сказал Рюдзаки. – А очки смотрелись на ней так естественно…и из-за этого вероятность, что полиция что-то заметит, была ещё меньше. Жертва так и не поняла, что ей было предназначено носить очки.
- М-м, Рюдзаки…вы как-то уж очень весело это говорите.
- Я шучу.
- Это и значит «весело».
- Тогда я серьезно.
- Всё равно весело.
- В таком случае я совершенно серьезно. Посмотрите! Разве так ей не лучше?

- Н-ну…я полагаю…
Слишком весело.
Мать увидела тело дочери только в морге, и тогда очков на ней уже не было. Возможно, всё это шло как раз по плану убийцы…к тому времени, что ещё они могли подумать?
- Третье убийство произошло в западной части Лос-Анджелеса, около Стеклянной станции. Стеклянная – стекло – очки. Очень буквально. Но это не дает нам точного адреса, только район…
- Нет, если мы сузим поиски до района, то сможем сузить их и до конкретной жертвы, Мисора. Всё, что нам останется – это найти в данном районе человека с инициалами Б.Б., и вот вам точный адрес. Другими словами, убийца рассчитывал, что ко времени второго убийства мы вычислим связующее звено.
- Как это? Но ведь…мы смогли догадаться, что «р» в имени – это по сути «б» только потому, что уже произошло третье убийство. А к моменту второго убийства каким образом кто-то мог до этого додуматься?
- А это и ни к чему. Я имею в виду, даже после третьего убийства нельзя точно сказать, является ли «Б» главной буквой, а «Р» – её отражением, или всё как раз наоборот. Четвертой жертвой может стать ещё один ребенок с инициалами «К.К.» или «Р.Р.», что перевернет вверх дном всю нашу идею. Возможно, он убивает в основном детей, и на самом деле охотится за инициалами «К.К.». Из той информации, которой мы располагаем сейчас, мы не можем понять, почему он ищет «Б.Б.», или «К.К.», или даже, может быть, «Р.Р.». Но всё это не имеет значения. Всё, что нам остается – это найти всех с такими инициалами.
- Да…да, верно…
Но тогда, 16 августа, их рассуждения уже были чисто условными, они опоздали, и третье убийство давно произошло. Просто чтобы убедиться наверняка, Мисора проверила, и оказалось, что в радиусе пятисот метров от Стеклянной станции нет никого с инициалами «К.К.» или «Р.Р.», и был только один человек с инициалами «Б.Б.» – третья жертва, Бэкйард Боттомслэш.
«Стеклянное» послание было очень простым по сравнению с «книжным» на месте первого убийства, но они смогли разгадать его только потому, что уже знали про Стеклянную станцию – в противном случае, кто вообще смог бы догадаться, что очки, надетые на жертву – это и есть послание убийцы? Именно сама простота его исполнения и делала его гораздо сложнее, чем то, на месте первого преступления. И теперь Мисоре нужно было предотвратить четвертое убийство, но сумеет ли она найти послание, оставленное на месте третьего? Это её беспокоило, и довольно сильно.
И снова ей пришло в голову, что именно Рюдзаки первый заговорил о поврежденных глазах жертвы, именно он предложил ещё раз внимательно изучить фотоальбом – сама она бы не догадалась. Или догадалась, но много, много позже.
Был уже полдень, так что они решили пойти поесть, а потом думать, как действовать дальше. Рюдзаки пригласил Мисору поесть с ним, но она отклонила его предложение. Неизвестно, какую сладкую отраву он собирается ей навязать, да и к тому же ей нужно было поговорить с L. Количество загадок, которые они разгадали, уже достигло того уровня, когда пора отчитаться. Отойдя подальше от дома, Мисора огляделась, прислонилась к стене и набрала номер.
- L, слушаю вас.
- Это Мисора.
Она уже начала привыкать к его синтетическому голосу. Быстро, без лишних слов, она рассказала ему всё, что случилось за день и что им с Рюдзаки удалось узнать. Объясняя, почему вторая жертва лежала лицом вниз, она слегка волновалась, но подавила это чувство. По крайней мере, она надеялась, что ей это удалось.
- Хорошо. Я всё понял. Я правильно поступил, что выбрал вас, Мисора. Честно говоря, таких впечатляющих результатов я не ожидал.
- Нет-нет…не стоит благодарности. Я не заслуживаю такой похвалы. Меня гораздо больше волнует, что же мне делать дальше…есть какие-нибудь соображения? Мы не знаем, когда произойдет четвертое убийство, так что, я подумала, возможно, мне следует сейчас же отправиться на место третьего…
- Не торопитесь, - сказал L. – Я бы предпочел, чтоб вы действовали осмотрительно. Судя по тому, что вы рассказали, до четвертого убийства времени ещё достаточно.
- Что?
Она ничего подобного не говорила…кажется?
- Преступник нападет на свою четвертую жертву 22 августа. У вас ещё шесть дней.
- Шесть дней?
Получается, что это произойдет через девять дней после третьего убийства. Девять дней, четыре дня, девять дней…и снова девять? С чего он так решил? Мисора уже собиралась задать этот вопрос, но…
- Боюсь, что сейчас мне некогда объяснять, - сказал L. – Пожалуйста, постарайтесь сами догадаться. Следующее убийство произойдет…или, скажем так, убийца предпримет следующую попытку 22-го, и я хочу, чтобы вы действовали, исходя из этого предположения.
- Понятно.
Похоже, он был не в настроении спорить. Но 22 августа…если подумать, ведь кроссворд прислали в полицию 22 июля. То же самое число. Это как-то связано?
- В таком случае, за эти шесть дней я обследую третье место преступления и сделаю всё возможное, чтобы не допустить четвертого убийства.
- Да, пожалуйста. И ещё – Наоми Мисора, прошу вас, примите все меры предосторожности для собственной безопасности. Вы единственная, кто может работать вместе со мной над этим делом. Если вы погибнете, вас некому будет заменить.
Должно быть, он имеет в виду ту драку в аллее. Нападавший застал её врасплох. Некому будет её заменить? Для L это, возможно, всего лишь небрежная фраза, или вообще откровенная ложь, и всё же Мисоре было трудно поверить, что эти слова к ней вообще применимы.
- Не беспокойтесь. Я не пострадала.
- Нет, я имею в виду – постарайтесь не допустить ситуации, когда на вас могут напасть. Избегайте переулков, аллей и прочих пустынных мест. Ходите только там, где много людей, держитесь оживленных улиц, пусть даже это отнимет у вас больше времени.
- Всё в порядке, L. Я могу о себе позаботиться. И я владею боевыми искусствами.
- Правда? А какими? Карате? Или дзюдо?
- Капоэйрой.
- …
Даже сквозь все эти шифровальщики на линии она почувствовала, что L не знает, что ответить. Она и сама признавала, что капоэйра – необычный выбор для японского агента ФБР. На секунду она ощутила радостную гордость, как будто перехитрила L – хотя и знала, что не делала ничего подобного.
- Да, я была убеждена, что всё это полная чушь, пока не начала серьезно этим заниматься. В колледже я участвовала в уличных танцах, и как дополнение к этому записалась в группу капоэйры. Это на самом деле очень действенный способ самозащиты для женщины. Все основные приемы здесь включают в себя уклонение от атак противника, а значит, тут невозможно победить силой, как в карате или дзюдо. Женщина не может тягаться с мужчиной по физической силе. Но эти акробатические обманчивые движения в капоэйре дают вам время хорошенько разглядеть нападающего.
- Правда? Да, в этом есть определенный смысл, - сказал L, которого всё сказанное, похоже, впечатлило.
Действительно впечатлило, он не притворялся.
- Звучит очень интересно. Если у меня будет время, посмотрю, как это выглядит на видео…но как бы вы ни были уверены, если противник вооружен или превосходит вас числом, это меняет дело. Будьте предельно осторожны.
- Конечно. Не беспокойтесь, я всегда осторожна. Э-э, L… - решилась, наконец, спросить она.
- Что, Наоми Мисора?
- Я тут подумала…ведь вы уже поняли, чего добивается этот убийца, верно?
- …Да, - ответил он после долгого молчания.
Мисора кивнула. Ведь в противном случае он бы не был так уверен в том, когда произойдет четвертое убийство. Но ей он сказал, чтобы она догадывалась сама. Значит, уже сейчас у него достаточно информации, чтобы найти убийцу? Но едва эта мысль пришла ей в голову, L разрушил всю цепь её умозаключений одной-единственной фразой.
- По правде говоря, я всегда знал, кто убийца.
- …Что?
- Убийца… - сказал L, - …Б.

Мы воспитывались в приюте под названием Дом Вамми в Англии, в Уинчестере как последователи L, как его заместители, но это не значит, что мы знали о нем больше, чем кто-либо другой. Лишь немногие из нас, включая меня, когда-либо встречались с ним как с L, и даже мне ничего не известно о нем до того, как его нашел Ватари – Куилш Вамми, гениальный изобретатель, который основал наш приют. Никто не знает, что происходило в голове у L. Но я знаю, что думал Ватари. Когда он смотрел на невероятный талант L с точки зрения изобретателя, то, разумеется, он мечтал сделать копию, и, разумеется, он хотел создать для этого базу. Любой человек чувствовал бы то же самое. Как я уже говорил, L никогда не появлялся на публике. Он знал, что его собственная смерть поднимет уровень преступности во всем мире на несколько дюжин процентов. Но что, если его скопировать? Что, если создать для этого базу?
И ею стали мы.
Дети L, собранные со всех уголков земного шара.
Дети, собранные вместе, но не знающие друг друга по имени.
Но даже для такого гения, как Ватари, создать второго L было легче на словах, чем на деле. Даже Ниар и я, которые якобы были ближе всего к L…чем больше мы старались походить на него, чем ближе мы подбирались, тем больше он отдалялся от нас, это было как гоняться за миражом. Так что мне едва ли нужно объяснять вам, что там творилось, когда Дом Вамми был только основан, когда Ватари всё ещё экспериментировал. Первый ребенок, А, оказался не в состоянии вынести такой нагрузки – быть, как L, и убил себя, второй же – Бейонд Берсдей, был гениален и безумен.
Б – значит Безумие.
И он попытался превзойти L, а не стать им…но может быть, это и не так. Мне неведомы его помыслы. Он…вся их группа была не такой, как наша, четвертая, к которой принадлежали я и Ниар, где все дети были ориентированы на один пример, имя которому – L. Те, первые, были прототипами, им даже толком не объяснили, что это значит – L, и, как и ожидалось, они потерпели крах. Предпочту воздержаться от праздных размышлений, основанных на собственном опыте, но всё же скажу, что Бейонд Берсдей возможно думал так: пока есть L, Б никогда не стать L. Пока существует оригинал, копия навсегда останется копией.
Лос-анджелесское Дело ББ.
Л.Д.Б.Б. – L догоняет Бейонда Берсдея.
Из-за этого толкования я как раз и считаю, что это название гораздо точнее отражает намерения убийцы, чем «Убийства Вара Нинго» или «Лос-анджелесские серийные убийства в запертой комнате». Я говорю о названиях не просто с точки зрения стилистики. Придавал ли Бейонд Берсдей такое большое значение этому названию, мне неизвестно, но если у него была какая-то определенная причина совершать убийства именно в Лос-Анджелесе, то, возможно, именно эта. Я уверен, что он был гораздо более одержим L как личностью, чем, например, Ниар или я. Я могу понять того, кто становится преступником, чтобы противостоять сыщику, поэтому я могу писать об этом так, но всё же. Чего он надеялся добиться, убивая совершенно посторонних людей? А может быть, Б просто хотел встретиться с L. Тогда он смог бы воспользоваться глазами шинигами, которыми был наделен от рождения, и увидеть настоящее имя L, увидеть, когда L умрет. Он смог бы узнать, кто L на самом деле. Бейонд Берсдей никому не говорил, что смотрит на мир глазами шинигами, и я нисколько не удивлюсь, если он верил, что он и сам – кто-то вроде шинигами.
Итак, всё свелось к странной битве между L и Б – «кто кого». Это было не совсем то же самое, что войны, которые L вел с Эральдо Койлом и Данувом, но точно так же, как из величайшего сыщика получается величайший преступник, специалист по расследованиям является и специалистом по убийствам. С такой точки зрения это было не что иное, как война двух детективов.
Бейонд Берсдей бросил вызов L.
И L его принял.
Если говорить начистоту, то Дело ББ о лос-анджелесских убийствах было внутренней стычкой, гражданской войной в стенах нашего милого, милого приюта – Дома Вамми. Конечно, прискорбно, что несчастные жертвы оказались замешаны в ней, но всё-таки, даже если бы Бейонд Берсдей не убил их, они были всё равно обречены умереть в тот самый день и в то самое время, но по какой-то иной причине, так что с точки зрения логики и морали, их смертей было не избежать. Поэтому, выходит, что, в самом строгом смысле этого слова, единственной, кто оказался по-настоящему замешан в их войне, была Наоми Мисора.
- Ммм…мм…мм-хмм-хмм-хммм…мм, мм, мм…Зо-зо-зо-зо…нет, этот смех ужасно звучит…хе-хе-хе.
Теперь он был готов.
Он хрустнул шеей.
Бейонд Берсдей начал действовать.

0

6

Неплохой фик, правда я его ещё не дочитала, когда дочитаю, напишу более полный комментарий.

0

7

Sилимэ
Это гениальный фик, но я не могу найти пятую главу х_х

0


Вы здесь » РоZарий-арт » PG-13 » Death Note: Another Note


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC